Сомнения в своей способности понимать происходящее в жизни заставляет человека постоянно искать имитируемую «крошку».

Автор: | 29/11/2014

 

Итак, продолжаем анализировать ситуацию, когда человек абсолютно уверен в правильности своих представлений о жизни, а потребность разума в переосознании воспринимает за сомнения в способности правильно понимать происходящее в себе и своей жизни. Его сомнения укрепляются при малейшем расслаблении.

Происходит следующее: при попытке не удерживать обретенные ранее идеи в сознании и заменить их более общими, охватывающими больший временной интервал наблюдений, реализуются «откатные состояния». Расслабляются напряжения удержания имитируемой крошки и сразу же инициируется ожидание неприятностей внутри себя и в жизни, состояние настороженности, сверхчувствительности и готовность к противлению.

Возникающее противление как раз и мешает принять новую идею и заместить ранее обретенную. Это же противление инициирует неприятие к новому. Процесс познания нового возбуждает, а обретаемые новые идеи, добавляясь к известным, создают ощущение переполнения. На рефлекторном уровне — это невозможность удержать увеличивающийся объем крошек и косточек. Человек не может почувствовать состояния внутренней безопасности.

Чем дольше он живет и узнает нового, тем сильнее в нем проявляются напряжения удержания обретенных идей, как найденных крошек.

К годам зрелости от этих напряжений перестают быть чувствительными, буквально немеют участки ротовой полости, где удерживаются имитируемые крошки и косточки.

Контрольная система инстинктов использует такие места в глубине ротовой полости, о реальном состоянии которых человек судить не может, и лишь ощущает неосознанное стремление, сдержать возможность глотка, блокировать его, чтобы обезопасить себя от попадания крошек в дыхательное горло, а также от попадания в желудок того «негодного», которое имитируется у правого нижнего клыка.

Это делает даже простое поддержание полноты представлений о происходящем в жизни достаточно трудным занятием. Человек стремится не обращаться к своему мировоззрению, не думать, а действовать автоматически, можно сказать, рефлекторно выполняя жизненные действия.

При этом он вынужден постоянно инициировать в сознании и теле неприятие ко всему новому внутри себя и в жизни. Появление нового повышает уровень переполненности и пересыщенности, вызывая в сознании и теле неприятие.

Чем выше уровень неприятия, тем более агрессивна внутренняя среда организма, тем больше она обжигает рецепторы, возбуждает нервную систему и психику. Тем больше рождает шлаков и инициирует самоотравление в организме, реализующиеся в состоянии усталости, психической подавленности либо агрессивности.

Все это приводит внутренний мир человека в неравновесное состояние, инициирует вообще не думать, не стремиться к познанию и переосознанию своих представлений.

Любая активность обязательно связана с реализацией мыслительной деятельности, необходимостью задавать себе вопросы и получать ответы. Эти вопросы, а тем более ответы на них могут быть неприятными, будто бы увеличивающими уровень переполненности опасными крошками и косточками.

Отвращая себя от познания, мышления, переосознания своих представлений о жизни, человек для поддержания уверенности в возможности находить ответы на поставленные вопросы использует ту же рефлекторную программу. Он поддерживает постоянные напряжения фиксации имитируемых крошек, но теперь уже как полученных ответов, обретенных знаний, которые требуется удерживать в памяти. От этого еще сильней устает.

Усталость заставляет попытаться не удерживать в памяти все, что человек знает. Но как только ослабляются напряжения удержания образуются «откатные состояния».

В первую очередь ощущается подташнивание, в связи со снижением уровня неприятия ко всему вовне. Неприятие помогало концентрировать внимание на контроле удержания в памяти известного. Как только удерживать не надо, неприятие остается без приложения.

Далее рождается страх за жизнь из за возможности подавиться и задохнуться крошками. Крошки удерживались у корня предпоследнего нижнего левого зуба и левой стороны нижней челюсти, имитируя удерживаемую в памяти информацию.

Возникает беспричинное беспокойство, которое связано с оттеканием анатомического бугорка у входа в дыхательное горло (левым хрящиком голосовых связок), воспринимаемым, как возможное инородное включение и инициирующим страх за жизнь из-за возможности подавится и задохнуться.

При расслаблении человек вдруг ощущает утробный страх, что он что-то забыл сделать, сказать, просто о чем-то забыл.

Таким образом, страх забыть что-то — это рефлекторная «откатная» реакция, а стремление вспомнить — это напряжения поиска крошек по линии от левого верхнего хрящика голосовых связок до предпоследнего нижнего левого зуба и от левой гланды до левого уголка передней площадки подъязычной кости, как бы выудить крошку их тканей в этом районе ротовой полости и глотки. Каждый может проверить, как он производит эти муссирующие действия, если попробует что-то вспомнить из давно прошедшего.

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий