Автор: | 24/08/2009

25 августа  2009 г.  

 Хотелось  бы  понять физическую суть стремления человека, уже  давно не  обитающего в среде  дикой природы, действовать силой и инициировать в себе страх собственной слабости. Конечно, это проявление управляющего действия контрольной системы инстинктов, которая  заставляет человека сравнивать себя с другими, быть не  хуже, а  даже  лучше  их.  

Все  начинается с детства. Ребенок  взрослеет в соперничестве со сверстниками и в каждой игре  стремится победить. Но сверстники разные, один крупнее, другой быстрее бегает. В результате любой малыш  получает  устойчивое представление о своей слабости, так как в каких-то отдельных возможностях не может  проявить себя в должной степени, например,   быть  достаточно настойчивым и напористым. Мальчики чувствуют себя слабее тех, кто  сильнее или выше ростом, девочки сравниваются одеждой, фигурой. И тем,  и другим  хочется «наказать» отличника, и таким способом доказать, что он слабее.   

К годам зрелости человек начинает сравнивать свои силы с теми, которыми обладал в молодости. И конечно, находит себя слабеющим, не способным  выносить прежние  нагрузки.  Подчиняясь установкам животной управляющей системы, он продолжает  сравнивать собственную силу и  хитрость с силой  и хитростью других. Хотя называет это не хитростью, а умом, способностью подготовить и реализовать   замысел.  

Для животного в стае оказаться слабым и менее хитрым означает получить меньший кусок или остаться голодным,  что приведет обязательно к физической слабости. Человек,  привычно  сравнивая свои возможности с тем, что имеют и делают окружающие, тоже инициирует в себе ожидание страха своей физической слабости.  

В результате он начинает ощущать свою слабость, наблюдая за более молодыми, избыточно энергонасыщенными и действительно  физически сильными людьми. Это инициирует в сознании ожидание дальнейшего ослабления, которое инстинктивно воспринимается, как возможность истощения, то есть дряхлость и старость, в ходе которой  ожидает приближение окончания жизни.  

Так  зарождается еще  более пугающая  мысль о бренности жизни. Страх смерти  замещает страх собственной слабости,  постепенно трансформируется  из животного страха слабости. Но природа обретаемого человеком страха перед окончанием жизни  та же —  неспособность  удержать уровень собранности, необходимый для сдерживания восприятия  испуга.  

Не понимая  природы этого страха, человек вынуждает себя постоянно находиться в состоянии собранности,  и этим успокаивать себя относительно собственного физического состояния, состояния собственного организма. Даже дистрофик, организм которого необратимо разрушен, способен находиться в состоянии собранности, и тем успокаивать себя.  

Зачастую, используя возможность внутренней собранности, человек так сжимает себя, что не обращает внимания на развивающиеся в своем теле болезни. Замечает  последствия, когда они становятся настолько значительными, что во многом уже разрушили  организм и деформировали  жизненные функции. 

На уровне рефлекторных связей ощущение собственной слабости в сравнении с возможностями, объемом и качеством имеющегося у других людей реализуется имитацией  занозы, воткнувшейся  в десну предпоследнего нижнего левого зуба с внутренней стороны. Для подавления  страха своей слабости человек  прижимается к внутренней опоре.  «Нажеванное», имитирующее   запасы, удерживается у верхних крайних левых зубов. К нажеванному подтягивается желудок и пищевод, также  образующих представление  о запасах.  

Доведением  до затекания имитируемого «нажеванного» и «косточек ущербности» человек добивается потери чувствительности, чтобы  нельзя было определить ни объем «своего», ни слабость своих возможностей, а  главное  никому этого не показать.  Так  делает  животное, которому  проявления его ущербности мешают  в том же темпе, что и соплеменникам,  поедать общую тушу. Что значительно  уменьшает его долю.  

При расслаблении этих напряжений ощущается обычный  объем  откатных состояний. При оттекании правой стороны возникает  общее неприятие ко всему вовне,  особенно к людям. Оттекание  тканей желудка и пищевода, образующих рефлекторный столб, подпирающий корень языка спереди, чуть правее осевой линии, вызывает  ощущение  подташнивания. Далее  происходит оттекание левой стороны. Что рождает  страх за жизнь из-за возможности подавиться и задохнуться имитирующимся «нажеванным» и «косточками». Ощущение неспособности  определить местоположение имитируемых инородных включений вызывает чувство внутренней неуправляемости и жалости к себе.   

Все  эти чисто рефлекторные страхи  на уровне реального сознания проявляются в виде  ожидания слабости, истощенности, охлаждения организма. Что вызывает  состояние отчужденности от происходящего вовне, чувство бесперспективности, мысли о приближении   старости и окончании жизни. Человек не учитывает, что  физическая слабость, которая может быть результатом травм, хронических болезней, систематического недоедания и истощения, не имеет никакого отношения к той слабости, страх которой он привык в себе сдерживать. Критерием слабости, которая возрождает страх, является  неспособность до конца подавить восприятие испуга  

Человек, вступивший  на  путь  разумных преобразований, имеет  огромное преимущество перед тем, кто вынужден ощущать этот страх и оставаться под управляющим действием системы инстинктов. Приходится сжаться, чтобы  остановить процесс расслабления, который чаще всего происходит на отдыхе, в выходные дни, после  напряженного общения, которое привело к усталости. 

Устремленный  реализовывать задачу «продления  жизни» человек  заинтересован в  поддержании равновесного, позитивного внутреннего состояния. К тому  же нацеленный  организовать свое  сознание  и жизнь он, в  отличие от управляемого установками животной системы, способен объяснить то, что происходит  в данное время в сознании и теле.    

Поэтому, когда он осознанно ослабляет  проявление силы  воли и  прижатие всем телом к внутренней опоре, и ощущает  чувство слабости,  то сразу приступает к переосознанию своих представлений  о жизни и о лучшем для себя в будущем.  Как и любого другого человека, его накрывают генерации страха своей  слабости, чувство неуправляемости, страх за  жизнь, жалость к себе.   

Энергию страха он использует    для воссоздания представлений  о лучшем для себя,  и объясняет своей системе инстинктов, что  слабость ему не страшна. Ведь он заранее организует условия своих действий,  а его взаимоотношения с окружающими основаны на взаимопонимании, согласии и общих интересах.  

Затем еще  раз напоминает себе о том, что чем меньший объем избытка энергонасыщенности  имеет, чем  меньше внутренне напряжен, тем в большей мере в нем проявлены возможности разума, тем быстрее он возвращает себя в позитивное состояние. В состоянии устремленности быть системно и реально полезным человек понятен  окружающим, лучше понимает их. Его полезные действия  интересны  людям и востребованы ими.  

 

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий