Автор: | 08/07/2009

9 июля  2009 г.  

Продолжим рассматривать вопросы идеологии основных рефлекторных программ. Мы начали с положения  о том, что страх перед  окружающим миром определяет дальнейшее построение системы психики и системы мышления человека. Затем определили, что базовыми рефлекторными программами являются страх перед внешней сферой  жизни и страх ненасыщенности. В связи с этим, контрольная система инстинктов нацеливает человека  сохранять свою жизнь и все, что  относит к понятию  «своего» до тех пор, пока он не удовлетворит свою очередную потребность. Для чего мышцами пресса  и диафрагмы  желудок сжимается  и приподнимается вместе с пищеводом в   направлении имитируемого «нажеванного», в район левой щеки.  

А теперь рассмотрим изменения, происходящие в  организме  и сознании человека, когда окружающая обстановка перестает быть опасной, когда  окружающая  среда жизни не является откровенно не соответствующей возможностям, потребностям и интересам человека. Отсутствие агрессивности со стороны окружающего мира и людей в нем позволяет  напряжения обжатия желудка и пищевода расслабить,  соглашаясь пропустить пищу по кишечнику для ее дальнейшего усвоения.  

При этом возникает  состояние настороженности и сверхчувствительности в ожидании возможности ощутить ослабление и охлаждение тела. Система инстинктов беспокоится о том, что  энергии может оказаться недостаточно для обеспечения  всего организма, включая конечности. «Нажеванное» еще плотнее удерживается за левой щекой, чтобы при необходимости  компенсировать потери тепла.   

Лишь когда становится ясно, что энергии  хватает на все тело, инстинкт позволяет  продолжить расслабление, то есть проглотить «нажеванное» и освободить ротовую полость. Но при этом  возникает страх за жизнь из-за возможности подавиться и задохнуться имитируемым  нажеванным. Ткани ротовой полости начали оттекать,  и нажеванное  могло незаметно скатиться   в глотку.  Оттекающий  пищевод и желудок воспринимаются непривычно раздутыми, и  создают ощущение столба, подпирающего подъязычную кость спереди чуть правее осевой линии, вызывая чувство тошноты.  

Уровень расслабления этих напряжений контролируется организмом, зазором между передней верхней гранью щитка голосовых связок и передней частью подъязычной кости. Рефлекторно поддерживается ощущение  инородного предмета в районе стыка шеи и подбородка.  Это инородное включение  организм готов выбросить наружу резким движением воздуха, кашля. 

Расслабление имитируемого «негодного» контролируется зазором между  щитком и подъязычной костью, на пару миллиметров правее осевой линии. Оттекающий хрящик голосовых связок имитирует в данном случае движение   «негодного» из района правого нижнего клыка к  входу в пищевод, усиливая ощущение  тошноты.  

Расслабление напряжений удержания «нажеванного» контролируется тоже  между щитком и подъязычной костью, но на пару миллиметров левее осевой линии. Левое окончание подъязычной кости и левый хрящик голосовых связок имитируют  наличие инородных включений у самого входа в дыхательное горло.  

Все  эти неприятные  ощущения  активизируют программу «готовности к выкашливанию». Программа «готовности к выкашливанию» заставляет с помощью  мышечных напряжений брюшного пресса, спины, груди, плеч и шеи приподниматься диафрагму. Диафрагма совершает  неравномерное,  волнообразное, раскачивающее движение, похожее на не доведенное  до конца кашлянье. Своими конвульсивными движениями диафрагма сбивает  ритм дыхания и сердцебиения.   

Кроме того, ощущается непривычное, пугающее давление мышечных тканей. В первой фазе при расслаблении удержания негодного оно проявляется  по правой половине тела, особенно в районе правого плеча и правой верхней части груди, справа от солнечного сплетения и затем вдоль правой руки и ноги.  Во второй фазе при расслаблении нажеванного  – по левой стороне тела, в районе левого плеча, левой части груди,  слева от солнечного сплетения и затем  по нижним конечностям.  

Ощущения давления связаны с процессом восстановления чувствительности  рецепторных окончаний, расположенных в ранее судорожно сжатых мышцах, потерявших свою чувствительность. По мере оттекания они рождают сначала ощущение увеличивающегося  объема мышц,  и появления тепла. Затем  возникает  давление по правой половине тела,  идущее сверху справа, а по левой стороне — слева сверху и чуть сзади.  

Оттекающие мышцы воспринимаются, как холодные и беспричинно судорожно напряженные. Эта последовательность ощущений возникает, когда   отлежишь руку или ногу. Сначала они не чувствуются, затем воспринимаются непривычно большими, а вслед за этим рождается холодная боль.  

В последней фазе расслабления программы «готовности к выкашливанию»  состояние настороженности, сверхчувствительности и жалости к себе концентрирует внимание внутри организма, а точнее в районе  левой щеки и левой стороны гортани. Левая подчелюстная слюнная железа становится непривычно тяжелой и  оценивается, как свалившееся из-за  левой щеки вниз «нажеванное». Не ощутимый ранее вес и объем привлекают  внимание человека.  В связи с чем,  он  практически теряется интерес к происходящему вовне,  к деятельности, возможности последовательно мыслить, а тем более, наблюдать и осознавать происходящее во всей полноте. Человек  теряет интерес к  общению, его переполняет раздражение, инициируемое  беспокойством по поводу происходящего  в ротовой полости.  

Ему  бы в это время провести переосознание своих представлений  о жизни и о лучшем для себя в будущем. Возобновление  новизны в мировоззрении позволит использовать свободное внимание, принять  новую  идею о возможности произвести изменения в себе  и своей  жизни.    

Не имеющий знаний о строении рефлекторных программ и своих личных восприятий по поводу их реализации в своем теле человек воспринимает  беспокойство и раздражение за плохое настроение. Его причины привычно ищет  в своем теле, вспоминая о болезнях, ущербности или внутренней неуправляемости. Либо пытается объяснить действиями близких и окружающих,  происходящим в окружающем мире. В любом случае  он  становится неприветливым и злобным в общении.  

Генерируемое при этом неприятие ко всему, что попадается на глаза, реализуется в напряжениях отдавливания «негодного» от района правого нижнего клыка в сторону правого уголка губ. Этим  же  напряжением человек одновременно прижимает и левую сторону тела языка, не  давая  оттечь левой подчелюстной  слюнной железе. В связи с чем, слюнная железа  начинает возрождать генерации «готовности к выкашливанию». Своим  брюзжанием  в мыслях и в общении человек способствует растягиванию во времени процесса выхода из состояния беспокойства, раздражения и плохого настроения.  

Если он пытается подавить  плохое настроение, раздражение и беспокойство,  то снова неосознанно  обжимает область оттекающей левой подчелюстной железы. Чем восстанавливает  первоначальную систему напряжений и генераций. Человек снова рождает страх перед внешней сферой, страх ненасыщенности, стремится сохранять «свое» и постоянно ощущает себя неполноценным и ущербным.   

Можно до бесконечности растягивать состояние неполноценности, так как все внимание сконцентрировано на реализации ничего не значащих для  здоровья и жизни рефлекторных программах.  

 

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий