Автор: | 01/07/2009

2 июля  2009 г. Итак, человек, который  стремится  идти к  лучшему путем борьбы с негодным,  неправильным, негативным,   вынужденно ищет во всем плохое. Его внимание  настроено на  негатив. Поэтому  мысли о том, что приготовить, что надеть, куда пойти или поехать, что выбрать, как поступить, каким путем  объехать пробку, являются  для него тягостными. Любой выбор, даже  реализация  обыденных дел  вынуждает воссоздавать мощный комплекс рефлекторных напряжений  для того, чтобы  выделить  одну единственную потребность или желание. По-другому система инстинктов оценивать свои потребности и желания не позволяет, в среде  дикой природы  нельзя расслабляться.   

В связи с чем,  представление человека  о будущем,  то есть о полноте, системе и направленности жизненных интересов, в том числе  каждого последующего действия формируется под влиянием рефлекторного физиологического страха  за  жизнь.     

Человек  не может  думать о будущем,  которое имитируется в виде  новой порции пищи, зафиксированной у передних правых зубов, потому что  поддерживает неприятие ко всему,  что находится вовне от «нажеванного». Разделение в ротовой полости имитируемых позиций  позволяет сконцентрировать  внимание на  основной смысловой  задаче.  

Поэтому в тот момент, когда приходится думать  о своих потребностях и интересах, человек обязательно чувствует себя отделенным от своего будущего. Нацеленный сохранять существующее неизменным,  он не может связать сохраняемое «свое» с   возникшей потребностью. Любое  изменение в будущем объема или качества  того, что человек  относит к понятию «своего», его не устраивает. Все  имеющееся  в себе и своей  жизни представляется ему только в том виде, в котором  оно существует в настоящем.  

Как становится понятно, любое желание, может быть даже случайное, не влияющее на  жизнь, воспринимается человеком как насущное, самое важное. Ведь ему приходится   определять это желание, чуть приоткрыв  проток левой околоушной слюнной железы. Он ожидает почувствовать то, что  изменило  вкус слюны. Человек уверен, что незначительное  желание  нельзя почувствовать.  

Поэтому, ощутив какую-либо потребность, спешит ее удовлетворить. Ведь вместе с  желанием  возникает страх  за жизнь от истощения и ослабления, если не реализовать столь важную, как представляется  в этой запутанной рефлекторной ситуации, потребность. Человек  больше не в силах ни о чем думать, так как  в реализации желания  видит свое будущее.  

Такое отношение к возникшей потребности инициируют неосознанно разбуженные  инстинкты. В связи с чем, устремленный  быть полезным человек увлекается, когда  в  общении с партнером пытается  реализовать свое полезное действие. Он долго искал нужную идею и, когда, наконец, она ему  открылась, неосознанно стремится  буквально «воткнуть» ее в партнера. Он ощущает  насущную потребность, реализовать полезное действие и теряет возможность  оценить достаточность своей инициативной активности, так как управление уже успела перехватить система инстинктов.  

Эта рефлекторная ситуация затрудняет возможность оценивать  пользу от производимого для себя и для других людей. Поэтому свое участие в жизненной ситуации близких и окружающих людей человек воспринимает, как достижение и даже геройство.   

Реализуя полезное действие, он имитирует разжевывание новой порции, значит, с силой удерживает имитируемое «нажеванное» и пережимает проток слюнной  железы.  Следовательно, в период планирования и выполнения  полезного действия он не  ощущает свои потребности и интересы. Человек вроде бы делает  это не  для себя. Отсюда  и возникает  восприятие  геройства, самоотверженности, чувства  долга.   

Все  бы  ничего,  но через некоторое  время в его сознании возникает чувство  обиды. Причем,  обида возникает независимо от того, насколько партнер признателен человеку в ответ на его полезное действие. Как мы выяснили, человеку  трудно оценить, что ему самому конкретно нужно, что его интересует во взаимоотношениях,  этому мешает страх подавиться и задохнуться имитирующимся «нажеванным» при попытке ощутить вкус своей слюны из левой околоушной слюнной железы.  

Для осознания ситуации, оценки своего полезного участия и смысла производимого,   необходимо посмотреть  на происходящее  со стороны,  охватить ситуацию во всей полноте. На уровне рефлекторных связей это означает, оставить без внимания «свое», которое  имитируется в виде  нажеванного, удерживаемого за  левой щекой. Оставить без внимания пережатый проток слюнной  железы, то есть  отвлечься  от контроля своих потребностей.  

Рефлекс запрещает  одновременно оценивать происходящее при разжевывании новой порции и ощущать свои будущие потребности, то есть производить текущее действие, и по сути дела думать о своем будущем. Животному  думать о будущем нельзя, оно истратит всю энергию в генерациях страха перед неуспехом. 

Таким  образом, человек не в состоянии оценить ни свои затраты, ни свои потребности.  Установки системы инстинктов  инициируют стремление  брать как можно больше, а тратить как можно меньше. В итоге, человек всегда остается с ощущением  недостаточности. Он уверен, что тратит гораздо больше, чем за  это получает. Что образует в нем неприязненное отношение к окружающим, особенно к своим близким, в жизни которых приходится участвовать больше всего.  

Самое  главное, что зависимости рассматриваемой рефлекторной ситуации не  позволяют человеку  получать удовольствие в процессе реализации текущего действия или рассмотрения текущей мысли. Напряженное состояние  ротовой полости, затекание рецепторов языка не  дает чувствовать вкус новой порции (текущего действия) и сразу  сравнивать его  со вкусом  слюны (своими потребностями).   

Именно нейтральное итоговое ощущение, которое  образуется в процессе  разжевывания,  то есть выполнения текущего действия,   дает восприятие оптимальности произведенного. Например, хочется  сладкого или соленого, если в разжевываемой порции эти вкусы есть,  то вкус слюны становится нейтральной. Ощущение потребности в сладком или соленом уходит.  

Но рефлекторные взаимоотношения позволяют  сделать  эту  оценку, только  когда   разжевываемая пища уже попадет в район левой щеки, где скапливается приготовленное к  глотку «нажеванное»,  то есть после завершения текущего действия, после разжевывания пищи. Поэтому, опираясь на эту рефлекторную установку, человек видит удовольствие только в  завершении текущего действия, но не в самом процессе.  

Что заставляет его торопиться завершать  любое действие. Торопясь, он напрягается, устает. В итоге лучшим для него становится не качество произведенного, а возможность больше не напрягаться.   

Человек сравнивает имитируемое  «нажеванное» со вкусом слюны, чтобы почувствовать  чувство удовлетворенности содеянным. Но смакование в затекших тканях ротовой полости и затекшими  рецепторами языка не дает ощущения  оптимальности. Все это приучает человека  не думать о последствиях производимого,  о его влиянии на себя и  на происходящее в своей   жизни, то есть не думать о будущем. 

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий