26 июня 2009 г.

Автор: | 25/06/2009

26 июня 2009 г. Итак, расслабление мышечных напряжений собранности, которыми человек привык подавлять страх перед  окружающими людьми,  приводит   к возникновению на уровне физиологических связей генераций страха за жизнь, ощущения потери внутренней управляемости и жалости к себе. Не  осознавая суть и природу происходящего в себе в процессе расслабления и протекания откатных состояний, человек переносит действие в своем сознании чисто физиологического страха за жизнь на страх перед окружающим миром.  

 В этой фазе  откатных состояний полезно провести переосознание своих представлений  о жизни и о лучшем  для себя в будущем. Воссоздание  представления  о главном и значимо влияющем  на развитие  линии главного, а  также  разумной смысловой  нацеленности позволит  расставить по местам все  ощущения. 

Но переполненный животными генерациями человек забывает о переосознании. Не  образуя смысловой  нацеленности  в каждой мысли и каждом действии,  то есть не спрашивая себя,  зачем  я об этом  думаю или зачем я это делаю,  он вынуждает себя  бороться. Бороться  приходится с окружающими людьми и окружающим миром. В борьбе побеждает кто-то один. Ожидание возможности проиграть вызывает в человеке генерации страха  перед окружающим миром  и людьми в нем. Этот страх  приходится постоянно подавлять, прятать в себе. Хочется показывать всем и всему вокруг свою независимость,  способность  обойтись своими возможностями. Доказать себе, что   никого не  боится.  

Но всеми  этими  действиями человек приводит себя в состояние одиночества, ненужности,  отделенности. Усиливает эти состояния чисто рефлекторная  жалость к себе, которая  вынуждает постоянно находиться настороже относительно происходящего внутри. Необходимость повышенного контроля внутреннего состояния требует  значительной  доли  внимания и  жизненной активности, следовательно, поддержания  высокого уровня напряженности.  

Таким  образом, человек  обрекает себя  на  борьбу с дестабилизирующими внутренние состояния животными напряжениями и генерациями. Сосредоточенность внимания внутри себя, внутри своего тела вынуждает осознавать  происходящее во внешнем мире  выборочно, бессистемно и непоследовательно. В результате обретаемая картина представлений о происходящем, а тем более о будущем во внешней жизненной ситуации  значительно отличается от многоцветной и пристально наблюдаемой человеком картины происходящего внутри себя.  

Одно это уже заставляет человека отделить в своем сознании  происходящее во внутреннем мире от происходящего вокруг. Внимание, занятое во внутреннем круге жизни имеет по сравнению с внешним кругом значительно более высокий уровень плотности. Поэтому внутренний и внешний мир воспринимаются им неоднородными,   ощущаются отдельными, чужими.  

Подобная  неоднородность происходящего во внутреннем и внешнем мире усиливает   откатные генерации страха за  жизнь, внутренней неуправляемости и жалости к себе. В связи с чем, в еще большей степени заставляют человека  ожидать  возникновения страха в отношении происходящего вовне. 

Хотелось бы  рассмотреть подробнее,  что заставляет человека приводить себя в зависимость от управляющего действия инстинктов. Чаще всего человек инициирует в себе состояние страха тем, что не думает о происходящем в  жизненной ситуации и в окружающем мире. Мотивируя  занятостью  текущими делами, усталостью или неспособность к пониманию, он не стремится  вникать в происходящие изменения в окружающем мире, в жизни или в  самом себе,  не  пытается понимать причинно-следственные связи событий.  

Но ситуация в  окружающем мире, в  жизни и в самом человеке постоянно меняется. В связи с тем, что человек  не ставит перед собой  задачу разбираться в происходящем,  он вынужден как-то реагировать.   Разум не способен своими действиями отбрасывать поступающую информацию, так как не обладает силовыми возможностями, поэтому человеку приходится обращаться к силовому управляющему  действию системы инстинктов.  

Даже если событие не создает угрозу  для  жизни,  не приносит вреда, животная система  активизирует  силовые возможности человека, повышает уровень внутренней напряженности. А самое  главное, воссоздает «готовность к выташниванию», неприятие, с помощью которого  не разобранная информация оттесняется в сознании.  

Как только через действие животной управляющей системы человек активизировал неприятие,   одновременно он вынужден  войти в состояние сохранения и защиты того, что в  данный момент имеет в себе и в жизни. Инстинкт  неприятием заставляет  отталкивать любую неопределенность, так как  она может нести вред  и ущерб.  Поэтому   одновременно с воссозданием неприятия возникает потребность, сохранять существующее неизменным от всего, что может  нанести вред и ущерб. 

На уровне  рефлекторных связей мгновенно образуется привычная картина.  Необходимость  сохранения существующего имитируется удержанием  нажеванного за  левой щекой. Что уже  включает страх перед возможностью  нажеванное потерять или привести в негодность.  Возникший чисто рефлекторный страх невозможно отличить от любого другого страха, в том числе  страха перед окружающим миром. Человеку, не стремящемуся разобраться в своем устройстве,  в строении программ психики, рефлекторных программ, все возникающие по различным поводам страхи  кажутся абсолютно одинаковыми. Они так же неотличимы для него, как лица, например, китайцев.  

Поэтому, не устремляя себя  осознавать происходящее во всех сферах своей жизни, вынужденный задействовать силовую программу неприятия, рождающую страх за  сохранность «своего», человек сразу насыщает сознание страхом. Причем, страх   постоянно присутствует в его сознании, в связи с тем, что неприятие образуется  очень части и практически ко всему.  

При попытке расслабиться и выйти из удушающего  состояния неприятия, человек   ощущает все  тот же  рефлекторный страх за жизнь, связанный  с  оттеканием тканей в ротовой полости. Это рефлекторный страх из-за возможности подавиться и задохнуться имитирующимся «нажеванным» при его бесконтрольном опускании в глотку.  

Так, при попытке  расслабиться  и выйти из состояния неприятия, человек лишь ощущает усиливающуюся волну наполняющего его сознание  страха. На уровне реального сознания  он связывает этот страх  с тем,  в чем не разобрался  когда-то, ожидая зла по  отношению к себе.  

Через заложенную в животном мировоззрении идею о злонаправленности  окружающего мира эта  мысль инициирует  весь комплекс идей животного мировоззрения, и заставляет человека мгновенной войти в состояние готовности к противоборству, противлению. Возникает привычное состояние  несогласия по отношению к объему жизненных взаимоотношений, в котором когда-то не хотел или забыл разобраться. В этом  объеме нет ничего страшного, но человек,  ощущая страх, начинает старательно искать его причины. Конечно же,  он всегда  находит что-то, буквально притягивает  за  уши. Затем борется   с тем, что чаще всего не является  опасным,  вредным или  направленным против него. 

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий