17 марта 2009 г.

Автор: | 16/03/2009

17 марта   2009 г. Продолжим рассматривать этапы изменения внутренних состояний в процессе реорганизации сознания на конструктивной основе

В том случае когда человек ничего не предпринимает в  ответ на вопросы системы инстинктов при расслаблении состояния  «убежденности в своей правоте и совершенстве своего вкуса»,  не  обращается к возможностям своего разума,  он невольно поддается действию  животной управляющей системы.  

Система инстинктов  уверяет его, что, отказываясь  от опоры на вкус,  расслабив рефлекторные  напряжения, он потеряет  состояние   внутренней управляемости, не сможет позитивно влиять на свое здоровье,  и окажется  не  готов к  негативным непредвиденным событиям в будущем.   

В таком состоянии  человек приходит к поре зрелости, вобрав в себя опыт жизни, опыт  предыдущих поколений людей на  пути развития Цивилизации.   

Он во многом  готов к тому, чтобы, используя обретенные  знания, глубже осознать существующее,  на основе понятого выстроить новое, не доступное для понимания предыдущих поколений представление  о строении мира, жизни и самого человека. Затем использовать эти знания и обретенный жизненный опыт для реорганизации на более совершенной основе своей жизни, реализуя  задачу «продления  жизни», постоянно создавая все более благоприятные условия жизнедеятельности. Обретая  на  этом пути  свои все более естественные состояния и проявляя все более совершенные возможности разума, двигаться к дальнейшему совершенствованию  себя самого и окружающей жизни. 

Но, неосознанно натолкнувшись в процессе расслабления  на  проблески горького озарения, когда выясняется, что многое из того, в чем  он был убежден,  не соответствует реальности, человек  пугается. Испугавшись происходящих во внутреннем состоянии изменений, он вынужден отступить.  

И тогда возникают бесконечные сомнения относительно того, как  быть дальше? Страх мешает подступиться к процессу  переосознания своих представлений  о жизни и о лучшем  для себя в будущем. Поддаваясь  влиянию животной системы, он еще более жестко замыкается внутри себя и  в круге насущного. Для погашения  животных генераций  сжимает свое  тело рефлекторными напряжениями. Внутренний  голос подсказывает, что наилучший способ  для продолжения  жизни, для позитивного влияния  на  здоровье,  это ничего не чувствовать внутри себя и не  думать  о будущем.  

Используя  управляющее действие  животных инстинктов,  человек сам становится зверем,  отрезая себе путь к возможности изменять к  лучшему существующее в своей жизни, а главное в самом себе. Не обращаясь к управляющему  действию своего разума,   он лишает себя возможности позитивно влиять на продление своей жизни.  

Кроме того, его мышление  становится  эгоцентричным, он  все  рассматривает только с позиции «участника»,  обладающего своим вкусом, убежденного в  совершенстве своего вкуса. Эгоцентричная  позиция сознания делает интересы человека потребительскими, в связи с чем, он лишает себя  возможности  быть  системно и реально полезным. Его полезные  действия распространяются  исключительно на физические возможности, на помощь и подарки. Но с течением времени физические возможности угасают,  на  них не хватает сил, времени, желания.  

Пройдя сложный процесс прозрения, страха за жизнь, за себя, за существующее в жизни и, не справившись с этими страхами, человек вынуждает себя согласиться с тем, что осталось лишь дожить  предоставленное судьбой время. Наблюдая возраст ухода из жизни близких людей, не смеет строить свою жизнь на  более  длительные сроки.   

Сдерживая наполняющее его отчаяние, человек вынуждает себя концентрироваться на текущем действии, текущей мысли, в малом круге насущного. Все происходящее во внутреннем состоянии и во внешней сфере жизни  снова отбрасывает неприятием.  

От этого возникает и ширится состояние обиды на окружающих людей и на весь мир из-за  несправедливости его  устройства. Человек  хочет взаимодействовать с людьми,  но внутри себя  ощущает мощное неприятие к ним. В связи с тем, что в себе  он не видит причин своего неприятия, то считает виноватыми во всем людей. Будто бы  они сами вынуждают его поддерживать неприятие,  так как злонаправлены, хотят  взять у него больше, а  отдать меньше.  

Организм  не может  долго выдерживать это тяжелое пассивное состояние. К тому  же человека несколько успокаивает пребывание в круге текущих  дел,  и  пытается  дальше расслабиться. При попытке несколько расслабить внутреннюю собранность он ощущает инициируемое оттеканием рецепторов языка восприятие неудовлетворенности. Рецепторы языка оттекают, восстанавливается  их чувствительность и образуется страх неудовлетворенности насущных потребностей.  

Внутренний голос говорит о том, что вкус слюны  может отличаться   от нейтрального,  значит, может существовать потребность. Неизвестно, как  долго эта потребность не удовлетворяется, может быть близко  ослабление и истощение.  Возникает неприятное ощущение неопределенности в реально необходимом, ведь внимание не распространяется шире круга насущного.   

Начиная оценивать многообразие того, что может удовлетворить возможную потребность,  человек видит либо то, что он  уже имеет, либо то, что требует для реализации длительной  и многоходовой последовательности действий. То есть больших затрат внутренних ресурсов, времени и внимания.    

Совершать все  эти действия, не имея представлений о том, что ему потребуется  через год-два, или то, к чему нужно идти, выполняя шаг за шагом последовательные  действия,  вряд ли  захочет. Он не станет тратить силы, время и средства на трудоемкое и в то же время сомнительное  в своей пользе  начинание.  

Так наблюдая  многообразие  предоставляемых жизнью возможностей, человек отбрасывает одно, другое, третье. Неопределенность в своих устремлениях не позволяет тратить свое, как он считает, убывающее время жизни. Ведь он уже  ограничил это время.   В результате уровень неприятия и множество отвергнутого, находящегося шире пределов привычного круга жизни, неосознанно вводит человека в  состояние, в котором  он  спасается от любой неопределенности. Он образует чувство пересыщенности, будто бы  ничего ему  на самом  деле  не  надо.  

Язык, используемый для генерации системы мышечных напряжений  «готовности к выташниванию» и неприятия, напрягаясь, вновь придавливает вкусовые рецепторы и делает ткани нечувствительными. Вкус слюны становится не ощутимым. Проходит ощущение потребности в чем-либо, кроме того, что уже есть. 

Ощущение  отсутствия потребности в чем-либо в сочетании с  состоянием пересыщенности и неприятием к многообразию происходящего за пределами круга привычного возвращает человека в концентрацию на  реализации  текущего действия. Так, неосознанно используя хитросплетения рефлекторных установок, человек неосознанно удерживает себя в круге привычного, подавляя инициируемую разумом  устремленность к новому  и лучшему.  

Описанная последовательность чередования откатных состояний  и восстановления  рефлекторных напряжений показывает сложности процесса реорганизации сознания, перехода  от оценки  на вкус к  развитию индивидуальных возможностей  разума.    

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий