Неприятие полезности

Автор: | 30/08/2008

Основой сохранения существующего неизменным является состояние неприятия к новому, к изменениям. В состоянии сохранений продолжает действовать устремленность к лучшему, только в этом состоянии она преобразуется в поиск плохого и борьбы с ним, в результате которой останется лучшее. В оставшемся будет продолжен поиск плохого и его уничтожение и так до бесконечности. В результате будет все лучше и лучше. Основой поиска является разделение на плохое и хорошее. К плохому мы всегда испытываем неприятие.

Можно было бы жить и с неприятием. Однако оно основано на физиологическом рефлексе выташнивания, и связано с ожиданием отравленной и негодной пищи и с накапливанием и удержанием желчи, для того чтобы в нужный момент ее резким выбросом очистить желудок от негодной пищи. Постоянное удержание желчи не дает возможности очищать кровь, затрудняет вывод продуктов обмена, нарушает процесс возобновления тканей и органов, снижает иммунитет. Поэтому крайне выгодно не использовать неприятие в своей жизни и во взаимодействиях с окружающим миром и окружающими людьми.

Поиск плохого и проявление своей полезности – не одно и то же. Полезность – это изменение существующего к лучшему, не плохого к хорошему, а хорошее и лучшее к еще более лучшему. При этом плохое исчезнет само, по причине не востребованности. В этом и заключается разумная инициативная полезность – в создании более лучшего, чем то, что мы используем сегодня. Однако мы инициативно выбираем пассивную жизненную позицию, заключающуюся в постоянном ожидании благоприятных условий для проявления активности. Наш труд входит в общий процесс изменения окружающего мира к лучшему, но он не является сознательным, сознательным является стремление к обогащению и к власти или к сознательному «ничегонеделанию». Такие жизненно важные вопросы, как смысл жизни, взаимоотношения с окружающими людьми, развитие возможностей разума, психологическое и физиологическое здоровье мы отдаем на откуп философам, юристам, ученым, врачам. К этим вопросам мы испытываем активное неприятие, которое особенно заметно в моменты необходимости налаживать отношения с людьми. Фактически главные составляющие нашей собственной жизни возобновляются без нашего активного участия. Экономим ли мы силы, когда по главным вопросам жизни инициативно выбираем «ничегонеделание»? Вряд ли, ведь неприятие – это тоже процесс и требует для своего протекания затрат сил и энергии. Тем более, невозможно быть полезным тому или чему, к кому или к чему мы испытываем неприятие.

Не имея представления о своих жизненных приоритетах, мы не можем предложить окружающим людям ничего конструктивного для совместной деятельности. Не имея общей созидательной задачи, но продолжая взаимодействовать, мы неосознанно под управлением инстинктов начинаем борьбу за первенство. Ничего нет удивительного, раз мы продолжаем взаимодействовать, значит, что-то нас связывает, то ли собственность, то ли «общая кормушка». Раз связывает потребление, надо делить, надо «занять очередь», в которой первому, главному достанется больше. Вот мы и делим главенствующую роль, путем мысленного и словесного «выталкивания» «соперника» в конец очереди, путем неприятия его, обвинения его во всем, в чем только можно, для снижения его притязаний на общий продукт. Бессмысленность борьбы заключается в том, что мы не устраняем соперника, поэтому не можем победить, и сами не уходим с поля боя. От неуспеха в борьбе наступает состояние обиды и жалости к себе, что усиливает состояние собранности и сдерживание активности, то есть неприятия к активности. В этом состоянии невозможна созидательная деятельность, а без нее опять возобновляется борьба после непродолжительного отдыха. В данном случае лучше проиграть и уйти, чем все время бороться без какой-либо надежды на победу.

Только созидательная деятельность может объединить людей, как раньше их объединяла борьба с общим врагом. В процессе совместной деятельности мы будем обращать внимание на качества человека полезные для общего дела. Иначе будем искать его вредные, на наш взгляд, привычки, критиковать его внешность и манеру говорить, и многое другое, что мы относим к качествам, не позволяющим человеку быть равным с нами, а поэтому получать наравне с нами. Только созидательной деятельностью мы переориентируем наше восприятие на полезные для нас и для данного человека свойства и возможности. К полезному для нас мы не будем испытывать неприятие, да и времени на пустые действия будет жалко тратить, когда можно потратить его с пользой для себя.

Однако здесь возникает еще один вопрос: — «Что делать, если человек не желает вести с нами совместную созидательную деятельность?» Выход в том, что созидательная деятельность начинается самим человеком, то есть только по нашей инициативе и только нами. Не надо добиваться, чтобы все сказали: — «Да мы ведем с тобой созидательный процесс». Достаточно того, что люди взаимодействуют с нами, и мы можем продолжать познавательную деятельность и можем быть им полезными, пусть даже в этом случае они выполняют пассивную роль, роль объектов, а не субъектов познания. Это их выбор, тем не менее, познавательный процесс продолжается, значит, продолжается созидание, изменение к лучшему.

Хотим мы этого или не хотим, мы менялись, и будем меняться. Этот механизм заложен в нашей конструкции. Поэтому задача изменения себя и жизни к лучшему была, есть и будет той общей созидательной задачей, которую решают все, даже если не выводят ее на сознание. Кант предполагал, что человек должен делать все из чувства долга. Можно с этим согласиться, если уточнить, что долг каждого – это делать все, чтобы жизненный процесс всех людей и всего мира становился более экономичным.

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий