Состояния настороженности и сверхчувствительности (продолжение 9)

Автор: | 23/03/2013

В идеологии системы инстинктов отсутствует устремленность к лучшему, она нацелена исключительно на борьбу со страхами, то есть на борьбу с худшим. В связи с чем, система инстинктов заставляет человека использовать показатели, направленные на погашение страха. Для этого поддерживать старательность, как избыточность напряжения при выполнении любого текущего действия и при рассмотрении текущей мысли. Старательность позволяет человеку доказывать себе, что он все свои силы направляет на текущее действие и не пропустит ничего важного, уничтожит все, что его не удовлетворяет. Этим он достаточно быстро утомляет себя, и приводит к убеждению в том, что делает все необходимое для продолжения жизни, значит, имеет право на отдых. А отдых система инстинктов считает лучшим состоянием.

В дополнение к старательности человек неосознанно инициирует в сознании ощущение своей слабости, неполноценности, ущербности, болезненности, с помощью которых убеждает себя в том, что особых успехов по изменению существующего в себе и в жизни к лучшему не достигает только потому, что не здоров. Другие люди сильней его, поэтому им удается больше.

Для обретения чувства удовлетворенности, которого не удается достигнуть в деятельной активности, человек все свои силы направляет в малый круг жизни. Чаще всего ему удается достигать ощущения реализации устремленности к лучшему с помощью наведения избыточного порядка, до бесконечности ухаживая за квартирой, вещами, автомобилем, своем телом.

Загружая себя таким образом, он создает обманчивое чувство изменения существующего в себе и в жизни к лучшему. Он много читает, насыщает себя знаниями по всем направлениям жизни и этим также достигает обманчивого ощущения изменений к лучшему.

В то время как знания, не используемые для формирования жизненного процесса и его изменения к лучшему, лишь засоряют память, а их обретение отнимает время, внимание и жизненную активность. При этом знания остаются поверхностными, а понимание жизни и себя самого во взаимоотношениях с окружающим миром от этих знаний не становится глубже.

Чувство старательности обязательно дополняется рефлекторными напряжениями старательности. Неосознанно человек будто бы раздавливает кончиком языка имитируемую порцию пищи, чтобы найти в ней косточку, обозначающую несъедобные включения, то есть худшее.

Даже отыскав косточку, он продолжает имитировать ее в «нажеванном за левой щекой», как пропущенные включения, а также воткнувшейся в десну предпоследнего нижнего левого зуба, как «косточку ущербности».

Так человек обманывает себя созданием ощущения реализации изменений к лучшему в себе и в малом круге жизни, будто бы положительно влияет на свои болезни и на семейные взаимоотношения. Отыскивает плохое и борется с ним.

Для того чтобы его не беспокоило будущее и отсутствие в нем перспективы намерений об изменениях к лучшему, чтобы не рождались мысли о пассивности в отношении реальных изменений, человек имитирует отобранное из новой порции «негодное» у правого нижнего клыка, отталкиваемое в сторону правого уголка рта. Так отталкивается информация о необходимости изменений в будущем, буквально мысли о будущем. Он объясняет это занятостью, будто бы в настоящем стремится сделать такое лучшее, которое может быть реализовано в каком угодно отдаленном будущем.

Зрелый человек стремится заняться те, что не успел попробовать в прошлом, не успел прочитать, посмотреть, сделать. На уровне рефлекторных связей правым глазом «отворачивается» от мыслей о лучшем, как от новой порции пищи, которую ожидает спереди справа сверху. Сконцентрированный на обозрении того, что доступно на близком радиусе, прямо перед носом, не видит и не слышит об изменениях в мире.

Вернее он слушает, но не слышит, не хочет. Что создает дополнительные напряжения по правой стороне лица и ротовой полости, и происходит их затекание.

Последним оправданием нежелания вести реальные изменения к лучшему, развивать индивидуальные возможности является привычно поддерживающаяся в сознании необходимость беспрестанной борьбы с не прекращающимся беспричинным беспокойством.

Мы выяснили, что фактически человек сам инициирует беспричинное беспокойства, но объясняет его проявление внутренней наследственной неустроенностью, ошибками своего психического устройства.

Достигается это неосознанными действиями на уровне рефлекторных связей. Человек постоянно ищет плохое, то есть имитируемую «косточку». Он сдавливает голосовые связки, перекрывая верхним левым хрящиком голосовых связок выход ложбинки в голосовые связки. По этой ложбинке при расслаблении может протиснуться крошечная косточка и он боится задохнуться.

На самом деле при попытке расслабиться человек начинает ощущать анатомическую неровность у входа в дыхательное горло, так называемый «левый хрящик голосовых связок».

Концентрируя внимание и повышая до предела уровень сверхчувствительности, он ощущает страх состояния настороженности. Происходит совмещение в видении. Рефлекторно нацеленный на поиск крошки или косточки, принесенной слюной по ложбинке, человек принимает этот «хрящик» за ту самую искомую крошку, которой можно подавиться. Вот и все причины беспричинного беспокойства. Не осознавая сути того, что происходит на уровне физиологии, человек переносит свои ощущения на уровень реального сознания в виде беспокойства.

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий