Автор: | 25/07/2016

 

Как и все, что касается разумных преобразований, применение разумных критериев определяется направленностью мышления. Если в ходе переосознания человек в первую очередь воссоздает представление о главном для себя, о продлении жизни за счет развития индивидуальных возможностей разума, направленность его мышления является позитивной. Достаточно просто образовать состояние интереса к производимому и его результатам, и более экономичное будущее притягивает его.

В том случае когда человек лишь эпизодически думает о продлении жизни с использованием смысловой идеи возобновления всего в себе и своей жизни, он невольно сводит свои мысли к животной смысловой идее продления жизни за счет сохранения существующего неизменным.

Следовательно, критерии оценки качества внутреннего состояния человека в данный момент зависят от постановки им общей смысловой задачи. Если он не проявляет инициативу, за него вопросы направленности мышления решает система инстинктов.

Сам человек ошибочно оправдывает использование животных критериев, как дополнительную жизненную возможность.

Человек не учитывает, что в сверхчувствительности ощущает в себе мелкие физиологические движения, смысл которых не понимает, а управлять ими у него не хватает внимания. Когда в сверхчувствительности пытается определить по выражению лиц, мимике, интонации в голосе как относятся к нему окружающие, то вынужден строить предположения и тем инициировать неприятие.

Отвлечение внимания на состояние сверхчувствительности и настороженности, которая возникает месте с собранностью и готовностью к противлению, делает человека все менее способным совершенствовать свои индивидуальные возможности и тем более применять их в полезных действиях для окружающих. Это сказывается на дезорганизации жизненного процесса. Напряжения собранности и готовности к противлению приводят к повышению внутренней собранности, возбуждению.

В результате происходящее в человеке в его жизни действительно ухудшается. Но он оценивает происходящее наоборот, с благодарностью воспринимает сверхчувствительность, считая, что именно эта программа позволила выявить неприятности. Отсюда и желание, не полагаться полностью на главное для себя, а подстраховываться животными состояниями. Хотя на самом деле, не инициируй он эту программу, неприятностей у него просто не возникло бы.

Таким образом, использование состояния сверхчувствительности приводит лишь к деформациям во внутреннем и жизненном процессах, в то время как использование критериев контроля более высокого уровня не только контролирует внутреннее состояние, но и позволяет совершенствовать происходящее во внутреннем мире и в жизненной структуре.

Уходить от сверхчувствительности можно достаточно простым путем, переосознанием своих представлений о жизни с воссозданием представления о главном для себя. На первый взгляд кажется, что представление о главном, значимом и переосознание уже «навязло в зубах», человек и так знает, о чем идет речь и надо искать другие способы.

На самом деле все не так просто, переосознание требуется для того, чтобы полностью захватить внимание, вывести его за пределы временного (время) интервала интересов системы инстинктов, на три месяца вперед. Если этого не сделать, не увлечь внимание, хотя бы крошечная часть останется свободной. Установки системы инстинктов вырабатывались миллионами лет эволюции, и они всегда найдут сколько-то свободного внимания для того, чтобы «зацепиться» и затем развернуть во всей полноте последовательность животных генераций. Этим подавить состояние интереса.

Вернуться обратно к состоянию интереса непросто, ведь функция контроля качества происходящего в себе и в жизни потребляет абсолютно все свободное внимания. Потому что реализуется с помощью инициирования животного состояния сверхчувствительности совместно с состоянием настороженности, внутренней собранности и готовности к противлению.

 

В состоянии сверхчувствительности кроме интересующих показателей оцениваются те, которые известны по множеству рефлекторных программ: ощупывание косточки ущербности, нажеванного за левой щекой, негодной части у левой гланды, разжевываемой порции, муссирование негодного у правого нижнего клыка.

Контрольная система инстинктов инициирует восприятие возможности найти то, что там имитирует, поэтому не позволяет просто перебрасывать внимание для реализации жизненных действий в состоянии интереса. Своими установками она заставляет блокировать возможность глотка, а также возможность попадания в дыхательное горло крошек и косточек. Для этого окончания подъязычной кости подтягиваются в районы гланд, а мышечными напряжениями всего тела создается опора для них.

При этом ткани ротовой полости и глотки затекают, и теряют чувствительность. Даже если удалось с интересом заняться делами, то через некоторое время человек ощущает инициируемое контрольной системой инстинктов беспокойство, образуемое страхом возможности подавиться и задохнуться, отравиться негодным. Приходится снова муссировать эти позиции в ротовой полости.

Таким образом, человек должен постоянно отвлекаться от дел, чтобы, инициируя еще более высокий уровень сверхчувствительности, расслаблять затекшие ткани.

Поэтому при возникновении в сознании естественной потребности использовать состояние сверхчувствительности важно не поддаваться этому порыву. При повышения уровня контроля качества происходящего в себе и в жизни надо сразу вспоминать о том, что состояние сверхчувствительности обязательно остановит разумные преобразования, более того, вернет к менее свободному внутреннему состоянию. Важно найти минутку, чтобы вспоминать о главном и направить мысли в позитивное русло, не дать животным состояниям деформировать внутренние функции.

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий