Чтобы быть полезным себе, надо быть системно и реально полезным окружающему миру и людям в нем (продолжение68). Уверенность человека в том, что в естественном состоянии лично он не может быть дееспособным.

Автор: | 13/08/2015

Итак, основной причиной, деформирующей процесс познания является страх, который человек обретает по отношению к неопределенному, не понятому им. Страх не разобраться в сути вопроса заставляет воссоздавать состояние довольствования, ощущение того, что сделал все, что мог, образовать чувство независимости от происходящего, окружающих и будущего. Вроде бы неопределенное совсем не страшно, оно его не касается и не интересует.

Стремясь, не ощущать страх при взаимоотношениях с непредвиденным, человек реализует две задачи.

С одной стороны, напряжениями «пересыщенности переполненности» и удержания запаса в виде имитируемого «нажеванного за левой щекой» успокаивает себя. Доказывая, что ему ничего не нужно, образует стабильное равновесное, дееспособное состояние в сознании. Так человек гасит страх перед не готовностью к ведению жизни, страх возможного приближения окончания жизни.

С другой стороны, этими же напряжениями «пересыщенности переполненности» и запаса подавляет восприятие своей наследственной неполноценности и ущербности, которое возникает из-за неверного понимания причин возникновения в сознании страха перед неопределенным. Человек уверен, что никто вокруг не ощущает этого страха, а вот он как ни старается, страх никуда не уходит, значит, его наследственность неполноценна и ущербна.

Конечно, не сам человек образует состояния «пересыщенности переполненности» и запаса, за него это делает контрольная система инстинктов.

В результате человек приходит к уверенности в том, что из-за наличия наследственной деформации, являющейся причиной постоянных генераций страха во взаимоотношениях с неопределенным, он не может быть дееспособным в естественном состоянии. Для обретения дееспособности и внутренней стабильности нужна избыточная внутренняя напряженность и для ее обеспечения избыточная энергонасыщенность.

В итоге он настолько уверяет себя в неполноценности, что нарабатывает ощущение не готовности к ведению жизни в естественном состоянии.

Жизнь человека зрелого возраста уже организована, в связи с этим, непредвиденное уже не так пугает его. Он осознает пути и источники обеспечения себя необходимым в будущем, видит их постоянство в прошлом, в настоящем, имеет все меньше причин сомневаться в изменениях в организации своего жизненного процесса.

Это позволяет ему в большинстве случаев ощущать себя независимым от возникающих непредвиденных обстоятельств. В его сознании все реже инициируется страх перед неопределенным, непонятным, непредвиденным.

Постепенно человек забывает причину возникшего ощущения собственной неполноценности и ущербности. Он помнит только, что причиной тому был постоянно возникающий в сознании страх, воспринятый им как проявление наследственной деформации своей психики, разума и наследственной структуры в целом.

Он помнит, что погашение этого страха возможно лишь в состоянии повышенной внутренней напряженности и энергонасыщенности.

Для него важнее становится вопрос не погашения страха, а снижение уровня внутренней напряженности и энергонасыщенности. Любое снижение уровня внутренней напряженности и энергонасыщенности, то есть приближение состояния к естественному вызывает в нем ожидание проявлений страха, а также неуправляемого, истерического состояния, инициируемого страхом. Человек постоянно контролирует уровень силы и сокрушается по поводу расслабления.

К тому же с возрастом при естественном снижении уровня энергонасыщенности возникают возникают откатные состояния.

На уровне физиологических связей рождается страх за жизнь из-за возможности подавиться и задохнуться имитируемым «нажеванным», косточкой ущербности, инородным включением, за которое принимается анатомический бугорок у входа в дыхательное горло (оттекающий хрящик голосовых связок).

На уровне реального сознания человек воспринимает этот чисто физиологический страх за тот, который, как он убедил себя, является следствием наследственной неполноценности.

Ощущаемый страх за жизнь он принимает за ожидаемый страх, который преследовал его в молодости и инициировался при взаимоотношениях с непредвиденным и неопределенным. В результате он в еще большей степени убеждает себя в том, что свойственный его наследственной структуре страх живет в нем и с этим ничего не поделать, кроме как подавлять избыточной внутренней напряженностью.

Именно поэтому, находясь в естественном состоянии, человек ощущает себя неполноценным, ущербным и слабым, недееспособным, неуправляемым, инициируя этими проявлениями страх перед собственной неполнотой готовности к ведению жизни.

Таким образом, процессу мышления и осознания мешает ощущение ослабления уровня внутренней напряженности. Стоит человеку прийти в более естественное внутреннее состояние как он начинает беспокоиться относительно того, что не справится со страхами. Как мы уже отмечали в предыдущем тексте, человеку становится не по себе, когда он думает о лучшем для себя. Он спешит найти лучшее, снова выхватывает отдельные составляющие жизненного процесса и оценивает на вкус «нравится» или нет.

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий