О пользе согласия с происходящим и существующем во внутреннем состоянии, особенно в ходе откатных состояний (продолжение).

Автор: | 14/04/2015

В не меньшей степени, чем чувство собственной неполноценности и ущербности, человеку, стремящемуся к обретению согласия с происходящим и существующим в себе и своей жизни, инициирующему в себе откатные состояния, досаждает ощущение собственной слабости. Оно воссоздается многими факторами.

Одним их них является разделение в процессе осознания наблюдаемого на плохое и хорошее, нужное и не нужное, доброе и злое, что инициирует необходимость постоянно поддерживать в себе силовые животные состояния противление и неприятие. С их помощью человек вынужден отделять негодное от годного и удерживать на дистанции. Даже ночью во сне эти напряжения не расслабляются. А если что и расслабилось, то стоит утром открыть глаза, как все восстанавливается. Можно сказать, что человек утомляется просто оттого, что живет.

Кроме того, ощущение слабости инициируется сравнением собственных возможностей с возможностями окружающих, среди которых всегда находятся люди в чем-то превосходящие его в своих возможностях.

Еще одной причиной инициирования ощущения слабости является использованием при реализации текущих действий или рассмотрении мыслей о них того же животного способа разделения наблюдаемого и осознаваемого на две группы: нравящееся и не нравящееся. Что превращает каждое действие и каждую мысль в противоборство с не нужным, не нравящимся, плохим, концентрирует внимание и заставляет поддерживать напряжение готовности к противоборству, которое образует состояние старательности.

От собственной старательности человек устает, утомляется и перевозбуждается при реализации даже несложных и не требующих больших физических затрат действий. В результате постоянная усталость заставляет его неосознанно поддерживать ощущение собственной слабости.

Жить в расслабленном состоянии невозможно. Закрепившаяся в сознании идея о собственной слабости заставляет постоянно поддерживать компенсирующие напряжения с помощью прижатия тела до затекания к внутренней поверхности линии опоры. Человек принимает позу «жесткого треугольника», опирает все тело на левую ногу, упирает локоть в левое подреберье, напрягает длинную мышцу спины и создает ощущение запаса сил.

Усиливает ощущение запаса доведение до затекания анатомического бугорка у входа в дыхательное горло (левого хрящика голосовых связок) и левого окончания подъязычной кости. Сдавливание левой голосовой щели позволяет поддерживать готовность подавить высокочастотный звук скуления, стона, ожидаемого при проявлениях слабости.

По этой причине в процессе снижения уровня внутренней избыточности и реализации откатных состояний человек на начальном этапе разумных преобразований обязательно входит в состояние ожидания проявлений своей слабости. Уменьшение уровня внутренней энергонасыщенности и напряженности приводит к тому, что проявляются все негативные состояния, которые человек подавлял рефлекторными напряжениями.

Оттекающий в это время анатомический бугорок у входа в дыхательное горло, воспринимающийся как инородное включение, инициирует страх за жизнь из-за возможности подавиться или задохнуться.

Как мы помним, человек постоянно находится в ожидании своей слабости, страха перед ней и не может отличить один страх от другого. По этой причине воспринимает реализующийся на чисто физиологическом уровне страх за жизнь за ожидаемое проявление страха своей слабости.

То же самое происходит в конечной фазе откатных состояний, когда действиями системы инстинктов образуется состояние «готовности к выкашливанию».

Готовность к выкашливанию служит рефлекторной защитой от попадания в дыхательное горло инородного включения, в частности «анатомического бугорка». Левая голосовая щель то сильно сжимается, то расслабляется. В сжатом состоянии она находится в готовности закашлять, чтобы отделить крошки, приставшие к эпителию во внутренней части дыхательного горла.

Становясь при оттекании ощутимой, левая голосовая щель инициирует в сознании человека готовность воспроизвести высокочастотный звук скуления, стона. Одновременно возникает животный страх из-за потери возможности выкашлять инородное включение, то есть не суметь защитить организм.

На уровне реального сознания человек воспринимает это рефлекторное качание как готовность заплакать от слабости и страх перед ней.

Одновременно он ощущает ослабление напряженности диафрагмы, сбой ритма деятельности сердца и дыхания, и проявление образующегося на физиологическом уровне страха от возможности задохнуться при дальнейшем расслаблении мышц левой голосовой щели.

Объединяясь, эти состояния образуют на уровне реального сознания нарастающий страх наступления слабости при дальнейшем расслаблении внутренних напряжений. Если человек не осознает сути происходящего с ним в этот период, то воссоздает привычные напряжения.

В том случае когда он вовремя проводит переосознание, то объясняет себе и своей системе инстинктов физическую суть процесса расслабления. Система инстинктов, в частности инстинкт самосохранения не позволяет расслабиться сразу, слишком велики генерации страха в сознании человека. Процесс расслабления идет постепенно, порционно, это надо понимать и учитывать, чтобы обрести внутреннее согласие с происходящим в данный момент и существующим в организме.

На самом деле никакой реальной слабости в человеке нет. Определенный в достаточности он обязательно увидит в ходе переосознания, что сил хватает на реализацию всех необходимых для ведения жизни действий, а тем более для того, чтобы их обдумывать.

Чувство слабости возникает исключительно от неопределенности, что, когда и в каком объеме делать, уметь и иметь.

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий