Отсутствие разумных представлений о том, где искать причины беспокойства, заставляет тратит часть внимания и активности на бесполезные рефлекторные действия.

Автор: | 24/08/2014

 

Итак, в попытке подавить в себе беспокойство человек пытается заставить себя не думать о его реальных причинах. Как известно, если он не реализует инициативного действия, не ищет причины, то за него это делает система инстинктов. Включается состояние ожидания, потому что у нее нет другой возможности. Ожиданием в сверхчувствительности и настороженности человек доводит себя до восприятия страха, являющегося действующей силой состояния настороженности.

В связи с отсутствием разумных представлений о том, где искать причины наполняющего его беспокойства, человек тратит часть своего внимания и активности на рефлекторные действия. Внешне он вроде бы живет прежней жизнью, занимается текущими делами. Но при этом его движения становятся резкими, порывистыми, торопливыми, суетливыми, излишними. На них оказывает значимое действие то, что происходит на уровне подсознания.

Неосознанно для самоуспокоения человек производит муссирующие движения в поисках негодного в «нажеванном за левой щекой», стремится удостовериться в том, что оно надежно зафиксировано в районе левой гланды.

Муссирует слюну, вытекающую из протока левой околоушной слюнной железы, чтобы найти в ней следы горького вкуса, свидетельствующего о приближении голода.

Муссирует языком в глубине горла линию поиска крошек от левой гланды до левого уголка передней площадки подъязычной кости и от левой гланды по ложбинке до верхнего левого хрящика голосовых связок.

Проверяет фиксирование «негодного» у правого нижнего клыка и старательно муссирует кончиком языка десну у передних правых нижних зубов будто бы размельчает новую порцию пищи, тщательно выбирая включения несъедобного.

Образует напряжение сдерживания глотка подтягиванием ярма голосовых связок и мышц, поддерживающих подъязычную кость.

Эти напряжения сдавливают голосовые связки и анатомический бугорок рядом с голосовой щелью (верхний левый хрящик голосовых связок) не имеет возможности до конца оттечь. Воспринимаясь, как инородное включение, на уровне подсознания он совмещается с источником беспокойства.

Чтобы беспокойство подавить, человек постоянно отдавливает верхний левый хрящик голосовых связок влево вверх и вперед по ложбинке к средней части линии поиска крошек (от левой гланды до левого края передней площадки подъязычной кости). Подобная готовность позволяет при появлении реальной крошки отделить ее средней частью левой стороны языка, переправить под языком по диагонали в сторону правого нижнего клыка и присоединить к имитируемому «негодному».

 

Эти абсолютно бесполезные действия создают в человеке ощущение производимой им внутренней деятельности по сдерживанию проявлений беспричинного беспокойства. Возникающее чувство внутренней управляемости снижает уровень сомнений в своей ущербности, но отнимает внимание и силы так необходимые для ведения полноценного информационного процесса и жизненной деятельности.

Кроме того, с помощью поддержания этих напряжений и муссирующих действий создается обманчивое ощущение способности определить причину наполняющего сознание беспокойства. Ведь если инородные включения, воспринимаемые как причина беспокойства, существуют в пространстве вблизи входа в дыхательное горло, то рефлекторно производимые муссирующие действия по рассмотренным линиям поиска крошек обязательно должны вытолкнуть их в район корня предпоследнего левого зуба с внутренней стороны десны, где эти включения почувствуют рецепторы средней части левой стороны языка.

Человек использует ту же самую рефлекторную схему в своей жизни. Он ничего не делает для определения истиной картины происходящего, а с уверенностью ждет, что причина беспокойства обязательно проявится сама по себе. Она как крошка обязательно должна дать о себе знать. Его ожидание имеет конкретное место приложения внимания: район предпоследнего нижнего левого зуба.

При этом создаются напряжения общего неприятия ко всему вовне, реализующиеся в ротовой полости сдавливанием языком имитируемого «нажеванного» и новой порции пищи, чтобы восприятие этих объемов не отвлекало внимания от ожидания признаков беспокойства.

Таким образом, пытаясь решить жизненную проблему, человек скручивается, сворачивается, сжимается, замыкается, концентрируется на проблеме и начинает как ему кажется думать. Он закрывается ото всех, так как ощущает неприятие. Кажется, что окружающие своими разговорами и советами только мешают, боится пропустить ответ из собственного внутреннего мира.

Он не учитывает, что прийти изнутри может только сигнал системы инстинктов. Все, что человек знает и умеет, он уже реализовал с тем результатом, к которому пришел в данный момент. Текущая ситуация является результатом собственных действий или бездействия, и ничего нового почерпнуть изнутри нельзя.

Привычка ожидать причину беспокойства, волнения в конкретном месте в ротовой полости неосознанно устремляет в этом же месте ожидать ответа на любой заданный себе вопрос. Человек ждет изнутри сигналов. Но это могут быть только сигналы к действию, к движению, но никак не к анализу и выведению ситуации в позитивное русло.

Процесс мышления деформируется, является малопродуктивным и ненадежным Деформируется и видение человеком происходящего в себе и в жизни. Он ничего не замечает, ничем не интересуется, не пускает в свой внутренний мир новое. Поэтому ответ на вопрос приходит всегда неполноценным, нечетким, многовариантным, требующим домысливания.

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий