Что происходит, если вместе со стремлением совершенствовать свои индивидуальные возможности человек пытается быть не хуже других.

Автор: | 15/08/2014

 

Казалось бы, идея продления жизни за счет развития и дальнейшего совершенствования индивидуальных возможностей и их применения в полезных действиях по жизненным связям достаточно проста. Выгода понятна, будь полезным первым, не дожидаясь просьбы и похвалы. Если помощь реально полезная, люди обязательно будут полезными в ответ.

Реализовать идею достаточно сложно, потому что в ней есть два условия, во-первых, быть полезным системно и реально, во вторых, не дожидаясь просьбы. Во главе угла стоят затраты внутренних ресурсов, а о компенсации система инстинктов может судить исключительно по объему и качеству обретаемого. Никаких других возможностей кроме физических, чтобы убегать от опасности и находить добычу, животное в себе развить не может.

Человек стремится быть системно и реально полезным, даже некоторое время поддерживает подобные отношения. Но принять идею разумной реорганизации жизни и снижения уровня внутренней избыточности, напряженности и возбуждения, для поддержания которых необходимо постоянно использовать генерации страха, мешают сразу возникающие при расслаблении откатные состояния.

В ходе откатных состояний активно выделяются страхи, которые человек успешно подавлял в молодости. Разобраться в их сути и причинах мешает привычная устремленность быть не хуже других. Его накрывают генерации беспокойства, слабости, неуправляемости, жалости к себе и окончательно перекрывают путь к расслаблению инициируемые системой инстинктов сомнения в его способности продолжать жить при снижении уровня потребления.

Происходит следующее. На уровне рефлекторных связей устремленность иметь больше, чем это может быть доступно в естественных состояниях и с опорой на естественные возможности, реализуется животным состоянием предвкушения.

Энергию состоянию предвкушения дает страх. Энергия страха помогает молодому человеку наблюдать периферией правого глаза ближней к правому уху и оценивать, что имеют и делают окружающие. Далее сравнивать со своими запасами и возможностями, то есть с объемом «нажеванного за левой щекой», а оценивать избыток сил, прижатием тела к внутренней поверхности линии опоры.

Само предвкушение реализуется общим приподнятием брюшины, желудка, пищевода. Напряженный язык и нижняя челюсть находятся в готовности ухватить большее и лучшее, находящееся впереди чуть вверху, несколько правее осевой линии.

Кончик языка напряжен и как пружина вдавлен в направлении задней стенки глотки, в готовности в любой момент распрямиться, чтобы не пропустить лучшее. Все тело находится в готовности сделать бросок.

В таком напряжении человек проводит многие годы, даже десятилетия. При этом его постоянно мучает мысль о том, что объем имеющегося, то есть имитируемого «нажеванного за левой щекой» уменьшается, уменьшается объем имитируемого годного к потреблению и увеличивается объем негодного, имитируемого у правого нижнего клыка. Человек вынужден крепче удерживать эти не существующие, а всего лишь имитируемые позиции.

При расслаблении возникают «откатные» состояния.

Первое, это ожидание возможности отравиться увеличивающимся объемом негодного, появления болей в желудке, остывания и охлаждения. Никакой опасности отравления нет, есть всего лишь ожидание, но оно рождает страх и беспокойство.

Уменьшение объема имеющегося, то есть «нажеванного за левой щекой» вызывает ожидание голодных болей, ослабления и горькой, голодной слюны.

Рождается страх за жизнь из-за возможности подавиться и задохнуться «нажеванным», обильной, ранее сдерживающейся слюной и крошками, которые могут быть принесены ею в дыхательное горло. Инициируется ожидание потери, чувство жалости к себе и общее неприятие ко всему вовне.

На уровне реального сознания общее неприятие ко всему вовне воспринимается как неприятие к менее обеспеченному уровню жизни, то есть к снижению уровня потребления всего, начиная от денег, оканчивая вниманием и энергией.

Возникающее ощущение внутренней неуправляемости и беспокойство о здоровье в сочетании с жалостью к себе и чувством потери, инициирует снижение гарантии обеспеченности в будущем, в связи с сомнениями в сохранении дееспособности.

Таким образом, результатом расслабления являются сомнения в своей способности продолжать жизнь, если уровень удовлетворения потребностей и интересов снизится. Конечно, в этот момент человек отметает мысль о том, чтобы тратить время, внимание и силы на полезные действия для других людей.

В ходе переосознания необходимо отметить, что изначально человек стремится к большему, как к лучшему для себя во всем. Причем это должно быть не просто лучшее, а самая дорогая одежда, машина, друзья соответствующего круга, много интересов, причем доступных далеко не каждому, внимание окружающих. Такое отношение к имеющемуся и производимому рождается не способностью определяться в настоящем, осознавать причины происходившего в прошлом и, проецируя направленность изменений, создавать представление о перспективе своей внутренней и жизненной ситуации.

В меру неспособности определяться относительно конкретности будущей жизненной ситуации человек вынужден стремиться иметь все, что только возможно, в максимально возможном количестве, максимально высокого качества.

Неспособность реализовать это рождает неосознанный, инициируемый системой инстинктов страх необеспеченности необходимым в будущем, страх перед возможным приближением окончания жизни, страх перед истощением, ослаблением, ожидание слабости, ущербности, недееспособности. Ведь для системы инстинктов все,чего не хватает в данный момент, является крайней необходимостью для продолжения жизни.

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий