Человек нацеленный только на личные интересы, не может одновременно с этим развивать индивидуальные возможности.

Автор: | 17/03/2014

 

Стремление совместить две потребности: обретать больше и в то же время быть полезным для окружающих, всегда приводит к тому, что действующие силовые установки контрольной системы инстинктов возвращают человека к животной смысловой идее сохранения существующего неизменным.

Сохранение предполагает неизменность и вместе с пополнением запасов того, что у него уже есть, человек начинает сохранять здоровье, силы, молодость и все подряд. Он вновь замыкается в привычном круге интересов, в круге личного потребления.

 

Необходимо учитывать, что в круге личных интересов, реализуемых только для себя, зрелый человек уже не может найти ничего принципиально нового, значит, инициирующего интерес к продолжению производимого, то есть интерес к продолжению жизни в будущем.

Для реализации жизненных действий ему приходится активизировать себя страхом перед возможной необеспеченностью в будущем, в итоге, страхом перед возможным приближением окончания жизни. А инициируемые системой инстинктов животные генерации, в том числе страх, обязательно сопровождаются состоянием ожидания голодных болей в желудке, горькой, голодной слюны, остывания, ослабления, ущербности, неполноценности. Образуется комплекс рефлекторных напряжений собранности, режима «экономии энергии и сдерживания активности».

На уровне реального сознания эти физиологические проявления инициируют нерадостные мысли. Что рождает в сознании состояние ожидания приближения дряхлости и старости, и в еще большей степени склоняет к накоплению запасов и избытков в расчете на старость. Когда жизненная активность ослабеет, он не сможет реализовывать всю полноту жизненных функций, целей и задач, значит, не сможет обретать столько, сколько имеет в настоящем.

Важно понять, что обретаемое человеком в зрелости ощущение нарастающего или приближающегося состояния неполноценности, слабости, ущербности связано с ожиданием снижения уровня жизненной активности. Подкрепляется это негативное настроение обретенным болезнями, всевозможными недомоганиями. Именно по этой причине он и сдерживает свою устремленность к разумным преобразованиям и развитию своих индивидуальных возможностей, тем более, к использованию их в полезных действиях для окружающих. Вроде бы он уже не тот, что в молодости.

На самом деле к возрасту зрелости человек естественным образом лишается избытка сил молодости. Избыток сил мешает нормальной работе организма, перевозбуждает психику и требует расходования в силовых животных состояниях.

Вынужденный расходовать избыток энергии человек в молодости не имеет времени и внимания на то, чтобы достаточно глубоко понимать жизнь и самого себя. Значит, не может проявлять свои индивидуальные возможности в степени, достаточной для того, чтобы они были интересны окружающим.

Ожидание надвигающейся дряхлости и старости пугает и заставляет зрелого человека считать для себя невозможным приступать к созданию информационных и жизненных условий для открытия пути совершенствования своих индивидуальных возможностей. Ему кажется, что на многое у него не хватит ни сил, ни времени, он согласен попробовать делать это понемногу, пробуя внедрить одно, другое. Но метод «пробования» не дает нужного результата, потому что является исключительно животным.

Вести разумные преобразования под управляющим действием системы инстинктов нельзя. Даже если позитивный результат и получится, темп совершенствования индивидуальных возможностей будет настолько слабым, что их уровень не сможет достигнуть того, который мог бы заинтересовать окружающих.

 

Да и сам человек, жалея себя, неосознанно стремясь экономить энергию, ошибочно считая, что только отдых позволит продлить жизненную активность, не сможет устремить себя быть системно полезным по своим жизненным связям, совершенствуя свои индивидуальные возможности. Всего лишь пробуя изменять происходящее и существующее в своем сознании и жизни, он не сможет обрести всех преимуществ, которые предоставляет разумная организация сознания и жизни.

Таким образом, жалея себя, зрелый человек вынужден оставаться в круге привычных интересов, в объеме личного потребления. Он лишает себя наивысшего удовольствия ощутить проявленность своих индивидуальных возможностей и способность быть полезным окружающим, нужным им. Он лишает себя удовольствия от возможности создавать в жизни более совершенное, нежели существующее в ней, а затем видеть как оно развивается, становится более жизнеспособным.

Хотя на самом деле способность создавать то, что продолжает жить и развиваться, рождает в сознании человека уверенность в том, что он так же созидательно способен влиять на происходящее внутри себя. Чем более он устремлен, быть полезным окружающим, тем больше видит позитивных изменений в сознании, теле и жизни людей, составляющих жизненную структуру.

Произведенное всегда остается перед его глазами. Видя позитивность своего влияния на жизнь близких, партнеров и коллег, он обретает опыт эффективного воздействия, который с уверенностью применяет в себе и своей жизни. Отчего ожидание неминуемого снижения своих возможностей в будущем, жизненной активности все меньше инициируется в его сознании.

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий