Жизненные цели подростков

Автор: | 27/12/2013

Особенно актуально повышение уровня удовлетворенности жизнью для подростков. Для них неполнота восприятия и реализации жизненных целей, функций и задач инициирует агрессивное состояние и переходит позднее в хронические болезни.

Состояние готовности ко всему подкрепляется соответствующими рефлекторными напряжениями, которые подросток в будущей жизни привыкает поддерживать, и они становятся привычными, частью его собственного «Я». 

В подростковом возрасте поддерживать готовность ко всему из-за неопределённости в целях, а, значит, неопределённости в будущем не так сложно. Наоборот, пребывание в животном состоянии помогает выплескивать избыток энергии в агрессивном поведении, в лучшем случае в спорте. Но к 30-35 годам картина меняется. Избыток молодости, отпущенный природой на компенсацию допускаемых в жизни ошибок, резко идет на убыль.

Энергии в теле становится меньше, а привычная потребность находиться в готовности ко всему остается. Когда подросток становится взрослым и не передает управляющее действие системе своего разума для подготовки своих возможностей и создания таких условий, в которых можно пребывать в естественных для себя состояниях, система инстинктов начинает поддерживать состояние готовности ко всему за счет остальных внутренних функций, отнимая у них ресурсы, обрекая их на деградацию.

Взрослый человек чувствует упадок сил, жалуется на постоянную усталость. Симптом усталости распространяется среди наиболее дееспособной части населения так широко, что в медицине появляется термин синдром хронической усталости, который пытаются лечить всевозможными препаратами, биологическими добавками и витаминами. Возникают проблемы во взаимоотношениях с другими людьми, но и это обозначается как кризис среднего возраста, без вникания в глубинные причины.

Ощущение неполадок в организме на самом деле связано с происходящим естественным снижением уровня энергонасыщенности и возникновением «откатных состояний». Но вместо того, чтобы пересмотреть свои взгляды на окружающий мир и людей в нем, взрослый человек чаще всего вновь во всей полноте возобновляет напряжения рефлекторной программы готовности ко всему, и тем успокаивает свои волнения и сомнения по поводу не готовности к жизни.

Вместе с этим он снижает уровень реальной готовности к жизни, и вновь приводит себя при реализации каждого действия или обдумывания любой мысли к усталости. В связи с чем, обретает стойкое ощущение слабости, неполноценности, ущербности, а в итоге, неполноты своей готовности к жизни.

Даже если хватает сил подавить сомнения и страх не готовности к жизни и человек вроде бы отлично себя чувствует, это не означает. что его организм и психика не испытывают запредельные нагрузки. Однажды терпению приходит конец.

Таким образом, животный способ компенсации страха неполноты своей готовности к жизни не приносит успокоения ни в подростковом, ни в зрелом возрасте.

Перенапрягаясь и перевозбуждаясь на время использования рефлекторной программы готовности ко всему, человек снижает уровень сомнений в полноте своей готовности к жизни. Но стоит устать, сомнения возникают вновь.

Отдохнув за время сна, утром человек во всей полноте воссоздает генерации и напряжения рефлекторной программы готовности ко всему, а к вечеру, уставая, вновь ощущает сомнения в полноте своей способности вести жизнь.

В каких бы благоприятных условиях ни проистекала жизненная ситуация, чувствуя себя не вполне готовым к жизни, неосознанно, через действия контрольной системы инстинктов, человек генерирует в сознании страх перед необходимостью думать о жизни и действовать в ней. Если с подросткового возраста человека не приучили думать о будущем и не учили как строить своё будущее, то страх перед окружающим миром проецируется в виде идеи животного мировоззрения о злонаправленности окружающей среды. Поэтому когда человек говорит, что не испытывает страха, он лукавит, так как тут же находит возможность обвинить и осудить кого-либо, «назначив» виновного в своих проблемах, проявить неприятие к происходящему в обществе и в жизни других людей.

Итак, не сформировав жизненные ценности и ценность собственной жизни в подростковом возрасте, с одной стороны, взрослый человек стремится к покою, уединению, к уходу от информационной и деятельной активности. Он вынужден постоянно инициировать программу «экономии энергии и сдерживания информационной и деятельной активности». Эта программа позволяет на животном рефлексе «ожидания благоприятных внешних условий» пребывать в состоянии инертности и пассивности.

Но человек не может всё время спать, он работает, ведет активную жизнь. Поэтому, с другой стороны, вынужден постоянно преодолевать барьер сдерживания. Кроме того, состояния настороженности и сверхчувствительности в ожидании неприятностей в жизни, как худшего из внешней среды.

На уровне рефлекторных связей режим экономии реализуется системой напряжений. Это напряжения «ёжения» и пережатия кровотока по конечностям для экономии тепла. Далее идет сдерживание полноты восприятия своих потребностей и интересов с помощью пережатия выброса слюны из слюнных желез. Напряжения сдерживания скатывания по наклонной плоскости создают ощущение торможения активности.

В ожидании худшего мышечными напряжениями обжимается правая сторона желудка и пищевода, чтобы не ощущать возможный голод.

Всеми этими напряжениями деформируется реализация внутренних функций организма, нарушается обмен в конечностях. Что приводит к расширению вен, тромбофлебиту, инициирует кожные заболевания.

Пережатие правой стороны ведет к торможению выброса желчи и ферментов поджелудочной железы и нарушает процесс пищеварения. Что в конце концов приводит к заболеваниям желудочно-кишечного тракта.

Начинающиеся болезни еще больше убеждают взрослого человека в своей ущербности, в неполноте готовности к жизни. Поддаваясь управляющему действию контрольной системы инстинктов, он стремится к выходу из информационной и деятельной активности, к покою и отдыху. В его сознании в еще большей мере ощущается страх перед окружающей средой жизни, в том числе в отношении окружающих людей.

Ему все тягостнее становится общение, все больше он стремится к уединению. Но в нем не находит покоя, так как боится сам себя, своей неполноценности и ущербности, которые могут в любой момент проявиться в тяжелых ситуациях в организме. Он рвется к людям, так как одному страшно, но устает и вновь стремится к уединению. Человек не может найти себе место, в котором он мог бы обретать равновесность во внутреннем мире.

Так стоит ли дожидаться этого для своих детей подростков?

Может стоит начать формировать главную жизненную цель — жить?

Иначе придётся выживать, а потом доживать.

Добавить комментарий