Сентябрь 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг   Окт »
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30  

Архивы

Спонсоры

Архив за Сен 2013







  

Итак, разумные преобразования начинаются с представления о  минимально необходимом и достаточном для себя, а также о направленности своих индивидуальных возможностей, сориентированных относительно потребностей и интересов партнеров по своим жизненным связям.

Востребованность индивидуальных возможностей теми, кто находится и вполне вероятно будет находиться рядом в будущем, крайне важна для любого человека, особенно переживающего годы зрелости. Избыток физических сил с возрастом естественным образом снижается. Чтобы не чувствовать себя слабым по сравнению с окружающими более молодыми людьми, как раз и полезно развивать индивидуальные возможности.

Развиваются они исключительно в процессе углубления взаимопонимания с окружающим миром и людьми в нем. Взаимопонимание и согласие служит наиболее веским обстоятельством, помогающим упреждать сомнения в способности в будущем заниматься делами в естественных для себя состояниях, не перенапрягаясь и не уставая.

Животная управляющая система, не ощущая сомнений относительно возможности причинить вред и ущерб имеющемуся, а также своему организму не инициирует сдерживающего активность действия.

Но это происходит только в том случае, когда, имея познания о собственном строении, человек способен отличать в себе деятельность отдельных органов, функций, систем и структур и обретать опыт восприятия пределов нормальной активности. Другими словами, когда учится оценивать пределы естественного для себя состояния в каждой ситуации. В противном случае сомнения относительно безвредности для своего здоровья намечаемых действий никогда не покинут сознания.

Человек часто решает не обращать внимания на сомнения, он уверен, что сможет так обустроить свою жизнь в будущем, что не придется перенапрягаться.

Чтобы не обращать внимания на что-то, его надо не чувствовать. Для подавления сомнений приходится усилить базовые напряжения внутренней собранности и готовности ко всему, то есть принять боксерскую стойку и идти по жизни.

Вынужденный поддерживать эти напряжения, дабы не ощущать сомнений относительно своих возможностей совершить будущие действия, человек деформирует деятельность внутренних органов. Ощущения возможной слабости и ущербности, которые создаются сомнениями, он компенсирует предельным внутренним напряжением, ведущим к затеканию рецепторов. Рецепторы теряют чувствительность, становятся не восприимчивыми, поэтому не способными информировать о болезненных или других неприятных ощущениях.

Таким образом, человек не ощущает своих сомнений относительно возможности причинить ущерб своему здоровью не потому, что в такой собранности не может их образовывать. Просто он не чувствует их. В связи с этим, не ощущая перед началом намеченного действия сомнений относительно возможности причинить этим действием ущерб себе и своей жизни, а в процессе реализации, не фиксируя ощущений слабости или болезненности, контрольная система инстинктов не инициирует сдерживание активности. Так неосознанно человек за годы жизни учится «обходить» сдерживающее внутреннюю активность действия инстинкта.

Но при этом теряет возможность контролировать реально приносимый перенапряжениями вред в процессе реализации текущих действий. Он привыкает все делать "до упаду": и отдыхать, и работать. Основным критерием завершения дел является состояние крайней усталости. Причем, в обществе такую работоспособность принято считать достоинством, человек не жалеет себя. А что хорошего в том, что он не жалеет себя, непонятно. Ведь он может принести гораздо больше пользы и себе и обществу, если сначала думает о реальной пользе результатов своей активности.

Привыкая действовать бездумно, человек терпит, действуя в состоянии собранности и готовности ко всему, то есть в состоянии наивысшей внутренней напряженности, реализуя даже отлично организованное действие. В результате всегда ощущает нарастание усталости. В связи с тем, что она наваливается при реализации любого действия, даже самого простого, постепенно убеждает себя в своей ущербности и врожденной слабости, а иначе чем объяснить постоянную усталость.

Так, стремясь уйти от сомнений относительно способности без вреда для себя совершать будущие действия, используя для этого рефлекторные программы готовности ко всему и внутреннюю собранность, человек постепенно инициирует в сознании убежденность в собственной неполноценности и ущербности. С годами, когда проявляются хронические болезни, убеждается и в своей болезненности. Этим усиливает восприятие собственной неполноценности и ущербности. В итоге убеждается в том, что какие бы условия ни создал, активность его утомляет, значит, вредит здоровью.

Неожиданно для себя человек приводит себя в ситуацию, от которой старался уйти, подавляя сомнения. Не вникая в суть собственного устройства и понимания естественных для себя состояний, ощущает сомнения относительно нагрузок для себя и возможности причинить вред здоровью. Одновременно с сомнениями ощущает волну нерешительности, инициируемую сдерживающим действием системы инстинктов, заставляющую его сдерживать свою деятельную активность, откладывать дела на потом, стараться сделать их как можно быстрее, не задумываясь о качестве и последствиях совершенного.

Ради преодоления нерешительности и недоверия к своим возможностям использует напряжения внутренней собранности и готовности ко всему, в которых способен, не воспринимать внутреннюю слабость, недомогание и усталость до ее определенного уровня.

В итоге, подавляя сомнения, решая не обращать на них внимания, человек с годами нарабатывает убежденность в собственной ущербности, неполноценности, болезненности.




задать вопрос (0)