Состояния настороженности и сверхчувствительности (продолжение 5)

Автор: | 16/03/2013


Итак, для выхода из состояния беспричинного беспокойства необходимо мысленно подняться над текущей ситуацией и посмотреть на нее со стороны. Именно это и достигается вопросом к самому себе «почему мне нравится состояние беспокойства?» В ответ на неожиданный вопрос происходит мысленное отстранение от текучки. 

Но поставить этот вопрос и продолжить рассуждения можно в одном случае, если все свободное внимание направляется на инициативную активность, то есть на позитив, на поиск возможности изменений к лучшему всего в себе и своей жизни Человек уверен, что стремится к лучшему разумным путем раз вообще думает об этом. Но оказывается, что установки системы инстинктов и здесь незаметно уводят его под свое управляющее действие.

Происходит это от того, что человек зачастую теряет позитивную направленность мышления как только выявляет то, что ему не нравится в себе или в ком-то другом, мгновенно концентрируется на причине беспокойства.

Он находит то, что вызывает беспокойство в себе или в ком-то из окружающих, и далее рассуждает о том, как не надо делать. Находит ошибку и исправляет ее простым способом, дает себе слово больше так не поступать, а поступать разумно. Если хочет помочь партнеру или кому-то из близких, то указывает на ошибочность их действий, и выстраивает возможность изменений к лучшему.

Вроде бы все правильно. Но где гарантия, что завтра он не забудет об этой ситуации и не повторит ту же ошибку, то есть привычно устремится в покой вместо того, проявлять инициативную активность, создавать представления о лучшем для себя в будущем. Источник энергии беспокойства остался незатронутым.

Дело в том что беспокойство, инициируемое системой инстинктов, возникает в результате поиска в сверхчувствительности и настороженности признаков изменений к худшему. Уровень сверхчувствительности достигает таких пределов, что становится доступен страх, который является движущей силой состояния настороженности.

Человек на может осознать источник этого страха, который воспринимает в виде беспричинного беспокойства. Для собственного успокоения он привязывает идущие из подсознания генерации к конкретным источникам. Гораздо проще бояться чего-то конкретно, даже болезни, чем неопределенного.

В своих попытках разобраться и снизить генерации беспричинного беспокойства человек задает правильный вопрос, выстраивает модель и поднимается над ней мысленным взором, а затем делает ошибку. Он начинает исправлять конкретное приложение беспокойства., то есть борется со следствием. Он действует по схеме и не оставляет места для проявления индивидуальных возможностей. Используемая последовательность рассуждений известна и остается неизменной.

 

Для того чтобы проявить индивидуальные возможности, требуется найти причину, по которой хочется быть слабым и ущербным. Другими словами, найти причину, почему не хочется быть системно и реально полезным, а хочется пребывать в состоянии покоя, ни о чем не думать, а заниматься любимыми сторонними интересами.

Важно не скатиться на критику себя, своего тела, организма, внешности, поведения детей или других близких. Каждый думает и поступает так, как видит для себя лучшим и полезным. Выяснить причину подобного представления о лучшем и найти достойную замену управляющему действию системы инстинктов управляющим действием системы разума, вот поле для проявления и совершенствования индивидуальных возможностей.

В ходе этих рассуждений человек не осуждает и не выказывает недовольства, то есть не изменяет направленность своего внимания с активной познавательной позиции. Он пытается разобраться, почему хочется, как животному в среде дикой природы, ожидать опасность, а не искать взаимопонимания и согласия с окружающим миром и людьми в нем. Поняв это, он воздействует на истоки и снижает уровень неопределенности относительно своего будущего. В связи с чем, на эту пускай мизерную долю процента уже не инициирует беспокойства. Как только оно привычно возникает, система инстинктов не инициирует избыток энергии и человек ощущает усталость, ему не хочется «кипеть». Постепенно рефлекторный сигнал замещается сигналом разумным.

Важно понять, что осуждая себя, свой неудачный организм и психику, осуждая образ мыслей и образ жизни других людей, человек теряет созидательную нить. Он не может поддерживать позицию «наблюдателя», а тем более созерцателя, которая является наиболее экономичной для реализации задачи «продления жизни».

Таким образом, для снижения уровня беспричинного беспокойства внимание не должно отвлекаться на поиск того, что вызывает недовольство, неудовлетворенность. Оно должно быть направлено не на то, что кто-то или сам человек делает неправильно, а на созидательный процесс продления жизни за счет развития индивидуальных возможностей и создания благоприятных условий. Осуждать не имеет смысла даже в шутку, так как гормональной системе все равно, шутка это или нет, она реагирует выбросом адреналина.

 

Взгляд на происходящее внутри себя и на окружающий мир вне ожидания страхов, волнений и беспокойства, против которых придется действовать силой, а также вне ожидания событий, в которых придется перенапрягаться, делает человека внутренне свободным. В это состояние стремились и стремятся люди, пытавшиеся познать жизнь и познать себя. Это состояние созерцания. С позиции системы инстинктов, это пребывание в бездействии, отдых. С позиции системы разума это состояние, в котором человек может объективно отслеживать и оценивать происходящее, а самое главное быть творцом.

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий