Состояния настороженности и сверхчувствительности (продолжение 3)

Автор: | 14/03/2013

Продолжим рассматривать состояние беспричинного беспокойства, которое человек обязательно привязывает к каким-либо житейским ситуациям. 

В постоянном недоверии к своим возможностям, к производимому, существующему и своим представлениям о лучшем в будущем человек неосознанно муссирует все известные контрольные позиции, которые использует система инстинктов для оценки текущей деятельности, созданное в себе и в жизни (подготовленное к глотку), а также ожидает возникновения боли от некачественной проглоченной пищи (обжимает желудок).

Сам процесс неосознанного поиска неопределимого, неизвестного, «негодного» в новой порции пищи, то есть в текущих действиях, а также в уже созданном, то есть в «нажеванном» за левой щекой, оказывает отрицательное влияние на ход информационного, значит, и жизненного процесса. Человек концентрируется на какой-либо чаще всего незначительной ситуации, возводя ее в жизненную проблему. В современном мире, это борьба с весом и со старостью. Она изнуряет людей, но те продолжают упорно видеть в этом причины своих неприятностей, не понимая, что вес в значительной степени зависит от внутренней равновесности, полученной не путем подавления внутренних генераций, а путем возобновления новизны в мировоззрении..

Временная успокоенность периодически сменяется взрывом волнения и усилением беспричинного беспокойства. Что лишний раз подтверждает безысходность образуемой в сознании ситуации и заставляет усилить рефлекторные напряжения, направленные на сдерживание дальнейшей активности.

На уровне рефлекторных связей усиление сдерживающего активность действия реализуется отстранением всего тела и больше всего языка от новой порции пищи, которая ожидается спереди справа. Человек объясняет себе это тем, что не способен правильно планировать свои намерения и правильно реализовывать их, поэтому должен делать выбор с осторожностью. Для чего неосознанно производит языком муссирующие движения в поисках того, что может служить причиной постоянно существующего в сознании беспокойства. Он уверен, что именно его неправильные действия приводят к тому, что он не может отобрать все «негодное» из разжевываемой порции пищи, поэтому оно проникает в виде «крошек и косточек» в объем имитируемого «нажеванного за левой щекой». Имитируемые «косточки» втыкаются в десну предпоследнего нижнего левого зуба и инициируют восприятие ущербности.

 

Так проявляется недоверие к своим возможностям, в поиске ощущений ущербности от беспокойства, производимого воткнувшейся в десну «косточки» у предпоследнего левого нижнего зуба.

Степень недоверия реализуется усилием прижатия всей массы языка к левому хрящику голосовых связок. Именно это место в глубине горла является опорой для муссирования «нажеванного», разжевываемой порции и «косточки ущербности». Именно оттуда чаще всего начинает распространяться воспаление в горле.

Степень прижатия левого хрящика голосовых связок к задней стенке глотки определяет степень недоверия к производимому, произведенному и своим возможностям, а также готовность противостоять этому недоверию и сомнениям в себе, заглушив их напряжениями собранности (а в реальной жизни волевыми качествами). Усилением этого же напряжения прижатия левого хрящика голосовых связок человек противостоит проявлениям беспричинного беспокойства, рождаемого состоянием настороженности и сверхчувствительности.

Первоначальным прижатием голосовых связок к задней стенки гортани он пережимает выход из ложбинки, расположенной выше и левее левого хрящика голосовых связок. Именно по ней в настороженности и сверхчувствительности ожидается возможное появление приносимых слюной крошек. Это ожидание рождает состояние настороженности и все повышающийся уровень сверхчувствительности. Последующее сжатие голосовых связок и перекрытие ложбинки позволяет больше не беспокоиться о попадании крошки в дыхательное горло. Что снимает состояние настороженности, значит, беспричинное беспокойство.

Но при этом рождается естественный страх, из-за боязни расслабиться. Человек боится вновь почувствовать беспричинное беспокойство.

Таким образом, избавившись от одного беспокойства, человек рождает другое. Но это новое беспокойство его не так волнует как первичное. Ведь он знает, чего ожидает, поэтому привычно остается в этом состоянии всю свою жизнь и никогда не расслабляется.

Анализ рассмотренных рефлекторных состояний и производимых ими деформаций на логику мышления, на активность познания и процесса переосознания, на направленность представлений о лучшем и на формирование самой структуры сознания и образа жизни, позволяет сделать следующий вывод.

Возможность отличать в себе действие рефлекторного состояния настороженности и сверхчувствительности, образующих чувство беспричинного беспокойства в сочетании с организованным процессом переосознания своих представлений о жизни и о лучшем для себя в будущем позволяет человеку в корне преобразовать свое мировосприятие и способ организации взаимоотношений и взаимодействий с окружающим миром и людьми, не рождая в себе страх и не действуя силой.

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий