Глубинный инстинкт сохранения вида, призывающий быть сильней своих соплеменников, не позволяет человеку быть равным по силам окружающим людям.

Автор: | 21/01/2013

 В тот период, когда человек обретает возможность не отделять «свое» от всего остального, а находит взаимопонимание и согласие по своим жизненным связям, система инстинктов останавливает его намерения очередным барьером. Самый мощный барьер сдерживания инициативной активности инициируется  глубинным инстинктом сохранения вида, не позволяющим быть равным по силам соплеменникам, быть однородным с ними.

Инстинкт наличия равных сил инициирует в сознании животного, а значит, человека ощущение гарантии своей будущности через возрождение страха перед возможным приближением окончания жизни, ожидания состояния голодных болей в желудке, ослабления и остывания. Для животного в стае мало быть одинаковым по силам. ведь надо не только поймать добычу, но и дать отпор соплеменникам, которые ее пытаются отобрать. Они практически никогда не наедаются досыта. Кто-то из равных по силе соплеменников может оказаться в более выгодной позиции и будет недосягаем для усилий другого, а в следующий раз вообще не подпустит к дележу общей туши. Неудачнику достанутся объедки, и он ослабнет, то есть станет слабее тех, с кем раньше был равным по силам.

Инициируя такой порядок распределения еды в стае, инстинкт сохранения вида выполняет свою основную задачу, заставляя каждого члена вида стремиться быть сильнее других, то есть проявить свои более совершенные возможности. Такой подход позволяет членам одного вида не угаснуть и адаптироваться к изменяющимся условиям среды дикой природы. Что и реализует основную задачу сохранения вида.

Человек не может идти против этой установки, она «прошита» в подсознании настолько глубоко, что все остальные рефлекторные программы подчинены этой главной задаче. Устремленность быть сильней, обладать лучшими по сравнению с другими возможностями является стержнем построения внутреннего и жизненного процессов живого в нем. Не учитывать или противостоять этой устремленности человек не может.

В связи с этим, он должен найти для себя путь, удовлетворяющий реализацию основной задачи сохранения вида и в то же время позволяющий не поддерживать в своем сознании, видении и организме не нужных напряжений и устремленностей.

Для этого необходимо понимать, что смысл основного инстинкта вида состоит в том, чтобы инициировать в каждом индивидууме устремленность к совершенствованию своих возможностей, только это поможет виду сохраниться в будущем. В связи с тем, что среда дикой природы со временем меняется, животные, не проявляющие свои основные качества, свойства и возможности, погибают даже при малейшем изменении ее условий.

В среде цивилизации изменения происходят все чаще, и наиболее заметно это становится в современном мире, что инициирует в каждом усиление устремленности, превосходить окружающих.

В том случае, когда человек не нацелен быть полезным своими действиями и возможностями, для удовлетворения требований основного инстинкта ему приходится выделяться, демонстрируя свои возможности, красоту, силу, активность, старательность, достаток, познания и многое другое. Генерациями демонстрации своего особого «лица» он ощутимо перевозбуждает себя. В итоге снижает уровень внутренней свободы и проявленности своих индивидуальных возможностей разума. Ведь часть внимания и жизненной активности всегда занята поддержанием бесполезных для жизни силовых генераций и подавляющих эти генерации рефлекторных напряжений.

Устремляя же себя, быть системно и реально полезным, человек одновременно ощущает потребность совершенствовать свои индивидуальные возможности, и тем решает две задачи. С одной стороны, удовлетворяет требованиям инстинкта самосохранения вида, проявляя свои индивидуальные свойства, качества и возможности. С другой стороны, обретая все необходимое во взаимозависимых, взаимополезных отношениях, не чувствует необходимости в отделении «своего» и себя от окружающих.

Естественно, он не стремится превышать себя в тех возможностях, которые имеют другие люди. Это тупиковый путь, так как всегда найдется тот, у кого они окажутся более совершенными. Человек устремлен к совершенствованию своих индивидуальных возможностей, и ему не нужно сравнивать себя с кем-либо, обращать внимание и прикидывать, насколько выше, чем его собственные, возможности окружающих его людей. От него никто не ждет проявления того, что могут другие. Наоборот, всех интересуют свойственные только ему возможности, причем на наиболее высоком для него уровне.

Более того, образуя единение с партнерами через налаживание взаимопонимания и единства видения лучшего на уровне разумных взаимоотношений (ментальных), человек может пользоваться возможностями партнеров в той направленности, в которой те проявляются.

Он подбирает свои жизненные связи таким образом, чтобы для полноты организации своего жизненного процесса, решения всех его функций, целей и задач, использовать недостающие ему возможности тех людей, с которыми образует взаимозависимые отношения. Образующееся сочетание возможностей разума на основе платформы единства видения закономерностей строения жизни, позволяет проявлять собственные возможности на гораздо более высоком уровне. То есть в еще более полной степени удовлетворять требования инстинкта самосохранения вида.

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий