Природа животных состояний ожидания худшего и ожидания лучшего, инициирующих в сознании состояние настороженности и сверхчувствительности.

Автор: | 22/11/2011

Противоположное  отношение к пребыванию в круге  быта и сторонних интересов, и к взаимодействию с тем, что происходит во внешней сфере  жизни, мешает человеку поддерживать позитивное настроение, вызывает отчаяние  и безысходность. Жизненные обстоятельства воспринимаются вторгающимися в жизнь неприятностями. Хотя  на самом  деле являются проявлениями изменений к лучшему, позволяют сделать жизненный процесс более экономичным.  Но человек  не  стремится взаимодействовать с тем, что вызывает в нем  ожидание вреда и ущерба. Собранность и готовность к противлению создают в  сознании и теле  напряженность, и ему не  хочется  терять привычное внутреннее состояние «покоя, спокойствия и отдыха». Кроме того, уверенный в том, что интерес к производимому во внешней сфере возникнуть не может,   боится потерять привычное  отношение к  быту, к сторонним интересам, отдыху. Человек привык испытывать интерес и получать удовольствие только от одной сферы  жизни и считает активность в другой сфере скучной  и даже  отягощающей.  

На самом  же  деле реализация инициативных действий во внешней сфере  приносит человеку  все необходимое, позволяет продолжать  жизнь, обретать интерес, ощущать счастье,  но только в том случае, когда он  не позволяет себе  поддаваться установкам инстинктов, а использует возможности своего разума.  Систематически переосознает свои представления о жизни и о лучшем для себя в будущем, чтобы не просто что-то знать о событиях и об окружающих людях, а  осознавать  пользу от взаимодействия с ними для себя и своей жизни. Польза от взаимодействия заключается в устремленности быть системно и реально полезным, значит, в возможности повышать собственный уровень внутренней свободы  и проявлять более совершенные возможности разума. 

Вступившему на путь разумных преобразований нет смысла бояться  потерять привычные внутренние состояния, привычное отношение к быту, жизненной активности, отдыху, деятельности, к людям и к себе самому, к своей слабости, ущербности. Все  эти состояния формируются программами инстинктов, которые составляют основы живого.  Сколько человек будет жить, столько с ним будут оставаться возможности пользоваться установками этих программ. С другой стороны, нет смысла  ожидать, что страхи, неравновесности в сознании, внутренняя напряженность и возбуждение пройдут сразу, как только человек  захочет организовать свою жизнь. Как только станет руководствоваться  разумом, так взамен сразу получит  новое состояние, дающее ощущение внутренней свободы и свободы  действий.  

Как раз наоборот. На начальном этапе разумных преобразований по мере организации представлений о направленности своего будущего, необходимом и достаточном для реализации своих жизненных интересов, своих индивидуальных возможностей полезных окружающим, о структуре своего жизненного процесса, происходит  снижение уровня избыточности. Другими словами, происходит расслабление, которое всегда сопровождается  «откатными» состояниями. Откатные состояния характеризуются проявлением страхов, которые  на уровне реального сознания воспринимаются в виде беспричинного беспокойства. Человек принимает новые  идеи, помогающие  организовать сознание  и жизнь, и при этом ощущает беспокойство, чувство потери внутренней управляемости, жалость к себе. Генерации страха многие  годы являлись способом возобновления  жизненной активности, и теперь, когда человек пытается в качестве  источника активности использовать  интерес к производимому, избыточная энергия страха не  находит себе применения.   

На начальном этапе преобразований неравновесность во внутреннем мире может и должна быть выше, нежели в привычных состояниях. Любой активный процесс изменений выводит  из стабильного состояния, как происходящее в жизни, так и во внутреннем мире человека Но происходит это недолго. Как только он использует выделяющийся избыток энергии разумно, то есть направляет свое внимание  на рассмотрение жизненного процесса в целом во всей его полноте, так  настроение меняется. Становится гораздо спокойнее. Неравновесность пугает лишь тем, что  одним из ее полюсов является страх. Именно он  ощутим при снижении усилия  его сдерживания. На последующих этапах генерации страха   замещаются интересом к своим действиям в будущем, но ожидание страха еще какое-то время  остается привычным. Человек  входит в ожидание страха,  заставляя тем самым систему инстинктов инициировать настороженность и сверхчувствительность, энергией которых также является  страх. Ожидая генерации страха в состоянии настороженности и сверхчувствительности, на предельном уровне чувствительности,  человек  ощущает  страх. Но это тот самый страх, который  он родил сам, пугая себя возможностью его появления при расслаблении напряжений, которые поддерживал в себе для противопоставления страху.  

Требуется не меньше двух-трех лет, чтобы обрести опыт выхода их «откатных» состояний и ощутить преимущество разумной организации жизни, а также позитивность происходящих  изменений. Лишь постепенно человек перестает инициировать в себе состояние «ожидания страхов» при снижении  внутренней напряженности, энергонасыщенности и возбуждения. В результате чего позитивные изменения все меньше  сопровождаются страхом перед неравновесностями, естественно  возникающими в процессе любых изменений. 

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий