Автор: | 23/09/2009

24 сентября  2009 г.  

Итак, человек путает себя  недостатком чего-либо в себе  или своей  жизни, чтобы  сначала действиями системы инстинктов  инициировать себя к активности, преодолевая страх перед  злонаправленностью внешней среды  жизни. А затем ему предстоит   компенсировать первичный страх путем удовлетворения своего желания, обретения  того, чего обозначилось, как недостающее  для продолжения  жизни. Если это сделать не удалось, страх компенсируется  пополнением  запаса  любым другим способом. Что и составляет удовольствие, наполняет  жизнь смыслом. 

Существует  страх, о котором животное  не  знает, так как не имеет абстрактного мышления.  Это страх приближения   окончания  жизни. Человек  знает о том, что жизнь  когда-то завершится. При попытках решить какие-либо вопросы, связанные будущим возникающая неопределенность  рождает через действие контрольной системы инстинктов страх необеспеченности в будущем. Этот страх  опирается на страх возможного приближения окончания жизни, рождающий во внутреннем мире активное, неравновесное состояние. 

Жить и постоянно бояться невозможно. Человек старается  не  думать о постоянном приближении окончания  жизни, но у него ничего не получается, мысли сами лезут в голову. Дело в  том, что страх, это  энергия. Чтобы  заставить себя  не  думать, приходится действиями системы инстинктов  инициировать дополнительную энергию. Еще больше  пугать себя страхом ненасыщенности, ухудшая внутреннее состояние.  

При этом человек  находит способ компенсировать генерации страха. Он стремится взаимодействовать с теми образами, через которые избыток энергии воспринимается им в виде страха. Например, дети рассказывают друг другу страшилки про черную комнату, про «мальчика, который  в подвале  нашел пулемет…». Подростки и молодежь прыгает с мостов и крыш на канате  или с парашютом, лезут в пещеры. Взрослые развлекают друг друга  анекдотами,  в которых фигурируют недавние трагические события. Бродят в подземелье или старинном замке в поиске  привидения. Наиболее успешные  и обеспеченные  люди едут в тропики, чтобы почувствовать кошмары местной жизни. Победив в себе  подобные страхи, они ощущают колоссальное удовольствие от жизни.  

Так человек доступными для себя средствами воссоздает ситуацию, в которой неосознанно представляет себе страх смерти, над которым  может  посмеяться. Он пугает себя и одновременно радуется своей смелости, решительности, отчего и  получает огромное  удовольствие.    

Часто можно наблюдать, как человек, который рассказывает о неприятности, случившейся с ним или с кем-то из  близких, смеется. Конечно, это смех нервный. Но  в истоке  нервного смеха лежит, с одной стороны, ощущение невозможности компенсировать страх, с другой стороны, желание это сделать как можно быстрей. Чем сильней испуг, тем смешнее все выглядит. 

Устремляя себя изменять существующее к лучшему и в итоге решать задачу продления жизни, человек  еще не может инициировать  себя интересом к производимому и его результатам. Ему не  остается  ничего, кроме как продолжать по привычке пугать себя  недостатком чего-либо до полноты необходимого для сохранения  жизни. Намеченные  изменения к  лучшему в себе  и своей  жизни он также  обозначает недостающим до полноты необходимого,  но теперь уже  для продления  жизни.  

Ему представляется, что можно убедить себя в  интересе к продолжению жизни, а энергию  инициировать генерациями страха по поводу реализации отдельных идей. Ничего страшного не произойдет, если он  потерпит возрожденный в себе страх по поводу коротких  начинаний.  

Это ошибка. Человек привычно руководствуется животной смысловой  идеей, когда  можно приостанавливаться  и отдыхать по мере  достижения отдельной цели. Он не учитывает, что  любые изменения структуры жизневоспроизводства реализуются на достаточно длительном временном отрезке. Если начинания инициируются энергией страха,  человек не сможет  его перетерпеть. Результаты изменений проявятся через несколько лет. За это время от перевозбуждения он может заболеть и выйти из дееспособного состояния, и тогда страх в нем останется надолго.  

Предположим,  человек разработал систему действий, которые в итоге должны  изменить  работу печени и приступил к ее реализации в своей  жизни. Чтобы  подстегнуть себя и отметить важность задачи,  он мысленно себя предупреждает,  что в  текущем  режиме печень  долго  не выдержит, перестанет очищать кровь и наступит отравление организма. В результате человек  начинает спешить.  Он усиливает уровень внутренней напряженности,  чтобы  как можно быстрей выйти к ситуации,  когда можно  сказать себе, что с печенью все в порядке.  

Фактически человек спешить компенсировать страх и обрести удовольствие от этого.  Но своей спешкой он  только ухудшает условия работы организма, в частности  той же печени. Намеченные   изменения к лучшему вряд ли  приведут к реальному успеху. 

Для того чтобы вести свою жизнь по пути реализации смысловой идеи продления жизни необходимо научиться инициировать активность реальным интересом, но уж ни в коем случае не использовать генерации страха. Необходимо создать такую систему, чтобы не внутренний голос подталкивал к активности, а притягивала перспектива.  

Для этого нужно заботиться  об организации сознания и жизни. Страх всегда возникает  от неопределенности относительно возможности ведения  жизни в будущем.  Поэтому   в процессе переосознания своих представлений  о  жизни и о лучшем для себя в будущем надо создавать  предположения  о развитии текущей ситуации. 

Неважно, правильными или неправильными окажутся предположения о лучшем для себя в будущем в рассматриваемой ситуации.  В следующем переосознании можно скорректировать свое видение, для  этого переосознание и предназначено.  Главное, чтобы в сознании постоянно существовала картина будущего. Эта  картина  является   базой для  образования состояния  интереса к  производимому и его результатам в будущем.  

Необходимо учитывать, что человек образует не просто интерес, например, к тому, что его ждет  за углом. Руководствуясь разумной смысловой  идеей он инициирует  интерес к производимому и его результатам. Если неизвестно что будет производиться, из чего, какими возможностями, в каких условиях, конечно, никакого интереса не получится. Управляющее действие  перейдет к системе инстинктов, которая  заставит готовиться к самому  худшему.  

Таким  образом, интерес к своей активности человек создает своими  представлениями о достаточности своих возможностей  для жизни и деятельности  в будущем.  Как только  он понимает, что  жизнеспособность  структуры жизни и жизнестойкость организма достигнута, организм способен жить и нормально реализовывать свои функции,  он инициирует активность только интересом. Внимание  занято тем, чтобы постоянно совершенствовать перспективу своих действий в будущем,  быть полезным во все  более отдаленном будущем.  Производимыми действиями  он делает то, что  связано не со спасением жизни,  а с тем, чтобы отодвинуть срок ее окончания. 

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий