Автор: | 07/09/2009

8 сентября  2009 г.  

Мы остановились на  том, что организацией своего мировоззрения, видения, внимания,  жизненных связей и деятельности человек  приводит себя к способности разумным путем решать   смысловую задачу контрольной системы инстинктов – сохранять свою  жизнь.   

Сохранение жизни с позиции системы инстинктов – это ограничение движения. В процессе напряженной физической активности организм  изнашивается, поэтому  наилучший способ его сохранения, пребывание в состоянии покоя, спокойствия  и отдыха. Внутренний голос систематически призывает человека почувствовать свою ущербность, слабость, усталость и отдохнуть.   Он так и делает, в торопливости и старательности реализует намеченные дела, а потом отдыхает. Подобное  отношение распространяется  на активность в течение  дня, недели, года. Самое  главное, это доработать  до вечера, до конца недели или до отпуска.     

В том случае когда человек решает изменить смысловую  нацеленность своей  жизни, вести ее  путем постоянного возобновления, система инстинктов с таким же постоянством устремляет его в покой  и отдыхе. Она  искренне  заботится  о сохранении  жизни, инициирует в его  сознании  сомнения  и недоверие к возможности продления  жизни путем  постоянного возобновления,  то есть непрерывного движения.   

Человек возобновил новизну в мировоззрении и представлениях о жизни, принял новую идею, и тут  же приходят  мысли  о собственной  слабости, ущербности, усталости, одиночестве.  Контрольная система инстинктов  не против  разумного способа ведения  жизни, просто в ее  программах записано сохранение и принять  разумный способ она не сможет. Поэтому   любыми способами  пытается  достучаться  до сознания человека, чтобы  устремить его в покой.  

Неожиданно  для себя  человек, окрыленный  новой  идеей,  ощущает жалость к себе из-за того, что  никто его не понимает,  не  слушает, никому его идеи не  интересны.  Для системы инстинктов  важно заставить человека, возобновив в себе восприятие своей  ущербности и неполноценности, устремить его в покой. Так  оно и происходит. Как только в сознании возникают мысли  о  слабости, так  пропадает желание  быть системно и реально полезным. Одновременно человек  вспоминает о множестве  своих собственных проблем,  о не сложившейся судьбе, неустроенности и многом  другом. Негативные мысли  начинают сыпаться одна  за  другой, будто бы  они дожидались своего момента.  

Конечно, возникает  желание в первую  очередь разобраться в своих  делах,  особенно если они касаются состояния  здоровья или    детей. Человек  не  отказывается  насовсем  от устремленности быть полезным, а  откладывает ее. Он себя успокаивает, что  обязательно вернется к заботе об окружающих. Неопределенность в  достаточности организации жизненных  дел, внутреннего состояния, состояния  здоровья может  не позволить быть системно и реально полезным никогда. В  то же время человек спокоен за себя, ведь он не  против разумных преобразований, и считает себя приобщенным к этому интересному и полезному делу.          При этом он обязательно постоянно торопится. Инстинктивно человек только в торопливости  ощущает себя  активным. В момент решающего броска  животное  максимально сосредоточено, чтобы успеть проявить свои наиболее выгодные в данный момент физические качества, умение действовать  быстро и напористо. С таким же старанием оно убегает  от погони, чтобы не стать добычей.  Проявляя торопливость, человек  помогает себе не  только на время отложить, но и  забыть об устремленности быть системно и реально полезным. Как только наступает состояние торопливости, управляющее действие принимает на себя система инстинктов. А у  контрольной системы инстинктов нет  программ, устремляющих быть полезным. Животное полезно своим  телом и ни о какой другой полезности не имеет понятия.    

Таким  образом, в процессе  откатных состояний, это некое  распутье, на котором система инстинктов  вынуждает человека  уточнить  способ дальнейшего сохранения своей  жизни,  путем  сохранения неизменным или путем возобновления. Это важный  момент, когда человеку предоставляется возможность осознанно подойти к ведению своей жизни, разрешить свои сомнения и пересмотреть в очередной раз свои представления  о лучшем.  

Становясь все более свободным внутри себя и в возможности реализовывать свои намерения, человек обретает способность расширять свою внутреннюю структуру, сохраняемую и одновременно улучшаемую. Используя свои индивидуальные возможности в полезных действиях, образуя взаимозависимые связи, он продолжает себя, скрепляя свою  внутреннюю структуру  с подобными структурами окружающих людей  в  жизненный круг.  Расширяющаяся  за счет сочетания возможностей объединенная структура становится все более гибкой, динамичной, функциональной и многоцелевой.  

Опираясь на столь развитую структуру жизни, человек обретает возможность одновременно решать множество задач по все большему числу направлений. Он управляет не  только своей  жизнью, а изменяет саму структуру,   обеспечивающую ему   жизнь. Это происходит за счет того, что он подключает возможности познания для понимания функционального назначения составляющих внутренней и жизненной структуры. Другими словами, человек уже не думает один, а  думает вместе со своими партнерами. Вместе с ними мысленно задает вопросы и вместе с ними отвечает.   

Обретая все более глубокие представления  о свойствах и взаимозависимостях, существующих в этом круге жизни, человек  организует все большее количество жизненных процессов,  обеспечивающих  жизнь, как внутри себя, так и во внешнем круге жизни. Согласие, взаимопонимание, единство видения лучшего позволяет ему все более полно совмещать свои интересы с интересами широкого круга  жизненной ситуации.  

В связи с чем, в его жизни становится все меньше непредвиденного, неучтенного, неорганизованного. Все более отлаживается   система возобновления, с помощью которой поддерживается и обеспечивается его жизнь. Так постепенно смысловая задача сохранения жизни, диктуемая инстинктами, перерастает в разумную цель. За счет совершенствования структуры  жизни в каждом следующем цикле происходит ее возобновление в  более  оптимальном виде. Что  решает задачу продления жизни.  

Программы инстинктов способны решать задачу  сохранения структуры жизни до периода ее саморазрушения. Дистанция до этого момента  определяется  уровнем совершенства наследственного строения. Инстинкт и его программы позволяют животному и человеку дотянуть до естественного   распада организма, не поломав себя до истечения  этого срока. Более совершенной задачи программы и установки инстинктов решать не способны. Каждый  раз разрешая сомнения  и недоверие системы инстинктов, человек подтверждает обоснованность разумного способа  ведения  жизни.  

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий