Автор: | 02/09/2009

3 сентября  2009 г.  

Рассуждения  о постоянной устремленности человека в первую  очередь использовать силу во взаимодействии с окружающим миром  и людьми полезно дополнить следующим  наблюдением. Человек использует силу  до тех пор, пока  у него хватает  этих самых сил. Как только сил хватать перестает, он включает  разум.  

В процессе  эволюции все, встречавшиеся  на  пути трудности человек преодолевал и продолжает преодолевать разумом. Следовательно, двигателем  по  жизни является далеко  не  сила.  Снижение силовых возможностей  грозит опасностью животному в среде  дикой природы. Человеку, обеспеченному всем необходимым  и достаточным  для продолжения  жизни,  снижение силовых возможностей дает  шанс проявить возможности разума.  

Продолжим рассмотрение возможности выхода  из откатных состояний. Поэтому, ощущая страх ненасыщенности, ослабления  и истощения в процессе  откатных состояний, необходимо напоминать себе  о том,  к чему конкретно страх относится. Животный страх наводит человека  на мысль о том, что в  отсутствии силовой составляющей  он   спутает образованные  за  годы  жизни представления    о лучшем и не  лучшем. Другими словами, забудет все, чему его учили, следовательно, не сможет отличить  хорошее от плохого. Лишится  «шпаргалки», в которой записаны правила ведения жизни, сохраняемые  понятия о лучшем и худшем,  и от этого пострадает его внутренняя управляемость. Кроме того,  боится, что пострадает его  статус, ведь система инстинктов  инициирует потребность сравнивать себя с другими.    

Все эти опасения не выдерживают никакой критики. Человек  не  животное, он  способен  находить  лучшее в конкретной ситуации. Прежде чем  делать,   разобраться в том, с чем ему предстоит взаимодействовать.  

Тормозить себя  и не спешить  принимать решение, не спешить бежать или что-то говорить человек  должен  научиться сам. Для этого научиться банально тормозить себя. Важно понять, что система инстинктов  заставляет торопиться, когда  животному  грозит голодная смерть. Все остальное время  животное пребывает в дремоте  и покое. Человек  давно не  голодает, и торопится исключительно, подчиняясь установке системы инстинктов. Он давно мог бы организовать свою жизнь,  но не  делает  этого, так как подобным  образом может  оправдать устремленность к  большему, к достижению наивысшего уровня качества и торопливость.   Следовательно, торопливость, это намеренная  неорганизованность. 

Далее  необходимо самому себе  объяснить,  что представляет собой  то вредное и опасное, общение с которым грозит голодной смертью, которое  не удастся  отличить.   

Мир дикой природы, так же, как  и мир цивилизованный, требует  изучения, познания законов своего устройства. Животное  не  обладает возможностями познания, но среда его обитания меняется медленно, и ему  достаточно наработать  определенные реакции, чтобы уметь выслеживать добычу и самому  не оказаться  добычей слишком рано.   

Современный мир человека меняется  очень быстро. Понятный вчера, сегодня мир уже во многом представляет собой неопределенность.  Поэтому образованные в прошлом  представления быстро устаревают, нести их в своей мышечной памяти нет никакого смысла. Сфера  применения физической силы уменьшается, а  это влияет на  мировоззрение, человек  начинает  думать о том, что раньше его усталого мало интересовало. Либо наоборот, больше  пугает себя  непониманием происходящего. Чтобы не чувствовать себя в опасности, надо познавать  закономерности происходящего и существующего вокруг. Ведь цивилизация создает  новое  исключительно для  удобства самого человека.     

Кроме того, современный  человек  не  знает голода. Это  животное, если будет сидеть  на одном месте и не двигаться, то может стать добычей хищника или умрет с голоду. В мире людей все производится для удовлетворения потребностей человека, то есть является «съедобным». Конечно, можно отравиться несвежими продуктами, такая опасность в какой-то мере остается. Но в будущем  технология производства и хранения продуктов питания будут совершенствоваться, и даже такая опасность  уменьшится.  

Таким образом, человеку не надо быть постоянно наготове для того, чтобы мгновенно отличить хорошее от плохого, полезное от опасного. Применение  данной ему  от природы возможности познания позволяет  не  реагировать на происходящее, а  осознавать его. Обретать  представление  о наиболее оптимальном  для себя   в окружающем мире, в  жизни, в собственном  организме. Развитие  и совершенствование возможностей  разума упреждает  устаревшую функцию  выбора  между плохим и хорошим. Человек  сразу  видит лучшее для себя,  то есть тот вариант,  который является  наименее  затратным для него и для  окружающих.   

Далее  надо  понять суть рождающегося в сознании страха.Страх, рождающийся в сознании при снижении  уровня удержания объемов плохого и хорошего, полезного и опасного, приходит  с уровня физиологических отношений. Это страх за жизнь, возникающий при расслаблении напряжений удержания условных рефлекторных позиций «нажеванного» и негодного, которые могут  случайно попасть в глотку. Страх за жизнь инициирует состояние жалости к себе. В связи с чем,   неприятием ко всему вовне внимание  переключается  на  контроль ротовой полости   

На уровне реального сознания состояние  «жалости к себе»,  предназначенное для обеспечения чисто рефлекторных задач,  человек связывает с уменьшением объема своих представлений о лучшем. Он согласен только  накапливать объем нравящегося. Что с одной стороны, удовлетворяет постоянно наполняющую его устремленность к новому, лучшему. С другой стороны,  будто бы расширяет пределы  жизненного пространства, того лучшего, с кем или с чем можно взаимодействовать без вреда для себя.  

Ощущение  расширения своего жизненного пространства при накоплении представления о лучшем возникает  только, если человек находится в  ожидании лучшего. В том случае когда человек ведет свою жизнь,  знает,  что он будет делать и что для этого необходимо, ему  не  нужен расширяющийся объем свободы выбора. Ему нужна не просто свобода, не возможность пойти в любой момент в любую сторону. Ему  нужна  свобода для  движения в сторону  главного. Нет  смысла отвлекаться от пути, который ведет   к полезному и лучшему. Поэтому для человека, ведущего свою жизнь,  объем представлений о лучшем ограничивается необходимым для организации оптимальных условий для движения в сторону жизненных интересов. Все остальное будет лишь отвлекать, снижать темпы изменения существующего в себе и в своей жизни лучшему, то есть будет не лучшим.  

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий