Автор: | 06/07/2009

7 июля  2009 г. Итак, мы вернулись к  первородному страху, который  ощущает младенец сразу после  появления  на свет. Этот страх перед внешней средой жизни, он основан  на разности температуры в утробе матери и вовне. Этот страх так и  остается в сознании,  и в дальнейшем  определяет построение системы психики и системы мышления человека. Страх ненасыщенности заставляет  малыша  искать пропитание  и совершать сосательное  движение. Так создается внутренняя установка  на  то, что пищу приходится добывать, преодолевая страх перед  злонаправленной средой  жизни.   

Человек, не  имеющий представления  о полноте своих потребностей  и интересов, находится в тревожном  ожидании их проявления. С одной стороны,  боится узнать о своей  ненасыщенности самым необходимым для продолжения  жизни. С другой стороны,  боится  не  успеть реализовать возникшую потребность. И то, и другое  создает угрозу  для  жизни.    

Ожидание возникновения какой-либо потребности является крайне  тяжелым  для человека,  и он старается  занять внимание текущими делами. В ожидании возникновения потребности  концентрирует внимание на текущем  действии и старательно выполняет его. Старательность выражается в напряженности языка, его заостренный кончик    растирает новую порцию пищи. Средняя часть языка  расширена и с силой до затекания  зажимает  нажеванное за левой щекой,  проток  слюнной железы    и негодное. 

Страхом перед  злонаправленной средой  жизни человек  неосознанно инициирует в себе восприятие  своей неполноценности и ущербности, которое  заставляет его брать  больше, а   тратить как можно меньше. Требование  контрольной системы инстинктов тратить меньше не имеет конкретного приложения, поэтому животное  и человек относит   эту команду ко всему в себе  и своей  жизни.  С годами объектов  экономии становится все больше, и человек тратит на заботу  о них все свободное внимание. Но при этом ему становится все  труднее удовлетворять свои потребности и желания, потому что весь  период реализации желания приходится поддерживать  комплекс мощных рефлекторных напряжений. 

Этими напряжениями является  программа сохранения жизни.  Подгоняемый страхом неполноты насыщенности человек неосознанно  ощущает каждую минуту, затрачиваемую на реализацию своего желания, как отделяющую его от возможности продолжить жизнь. Свой  физиологический страх перед  окружающим миром и людьми в нем он переносит на  людей и на конкретные условия, которые мешают ему  удовлетворить желание сразу,  создают трудности, являются причиной неуспеха.  

Человек  образует готовность продавить любые  преграды, чтобы  как можно быстрее  удовлетворить свое  желание. В то же время инстинкт заставляет его  беречь себя  и свою  жизнь, пока не достигнет успеха.  Ведь неизвестно, как долго это будет продолжаться, и насколько  его организм ослаблен без того, что оказалось ему необходимо. Не надо забывать, что с уровня рефлекторных связей возникшая потребность  ощущается крайне необходимой  для продолжения  жизни.  

Человек сжимает с помощью мышц пресса  и диафрагмы  желудок, и приподнимает его вместе с пищеводом в   направлении имитируемого «нажеванного», в район левой щеки. Этим сжатием он затормаживает процесс пищеварения и создает возможность  максимального впитывания питательных веществ  из пищи.  

Общее сжатие тела  позволяет сконцентрировать тепло во внутренних органах, которые являются  более значимыми для продолжения  жизни, по сравнению с конечностями. Что способствует экономии тепла и энергии.  

Кроме того прижатием всего тела к  объему  имитируемого нажеванного реализуется процесс сохранения всего, что составляет накопленные  запасы, в том числе  запас здоровья  и сил.   

Как только потребность реализована, напряжения расслабляются. Возникают сильные боли в желудке, тяжесть и жжение оттекающего под грудиной пищевода и ощущение избыточного тепла чуть правее осевой линии груди.   

На уровне реального сознания эти болевые  ощущения  создают сильнейшее   беспокойство о здоровье, ожидание неприятностей, вплоть до угрозы жизни. Кроме них   зарождаются  обычные  откатные состояния, в частности  страх за  жизнь из-за возможности подавиться имитируемым  «нажеванным» или отравиться  негодным. Чувство неуправляемости и жалость к себе усугубляет беспокойство о здоровье и о жизни. 

Необходимо учитывать, что состояние «убережения  жизни» предусматривает объединение в сознании комплекса имитируемого «нажеванного» и проглоченной пищи  в единое  представление «запаса жизни».  

Поэтому при расслаблении этих напряжений ощущается страх в отношении перспективы  жизни. На уровне реального сознания этот страх трансформируется в   ожидание неприятностей, угрожающих жизни, потерь. 

Рефлекторная программа «удержания в восприятии единого комплекса запаса питательных веществ, проглоченных и удерживаемых в виде  нажеванного за левой щекой» является базовой для реализации других рефлекторных программ. В первую  очередь  для режима «экономии расходования жизненной активности». С помощью этой программы и ее напряжений в сознании человека формируется материальное восприятие понятия «своего». К объему «своего» он относит собственную  жизнь, здоровье, тело, материальные ценности, воспоминания,  жизненные  и родственные связи, знания,  ощущения, впечатления и так  далее.  

Это яркий пример того, как страх в сознании человека  определяет построение системы психики и системы мышления. Активизируя  рефлекторную программу режима «экономии расходования жизненной активности», человек  получает материальное ощущение «своего», и может отделить «свое» от того, что вызывает  страх или неприятие.  

В том случае  когда  человек  выражает несогласие, он не  только выделяет «свое». Рождаемое  восприятие материального комплекса позволяет  «прижать» его к себе, отдавливая правой верхней частью груди, правым плечом, правым бедерным суставом и правой стороной лба все то, что   мешает сохранению  «своего».Таким  образом, образуемое в сознании человека представление  о «своем» является продуктом взаимодействия физиологической рефлекторной  базы  и реального сознания.

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий