14 июня 2009 г.

Автор: | 13/06/2009

14 июня 2009 г. Неопределенность в главном  и полноте жизненных интересов в будущем мешает человеку  оторваться  от эгоцентрической позиции в сознании. Действиями системы инстинктов  он   находит выход в том, что концентрирует внимание  и обретает   опору своему внутреннему состоянию. Вернее  помещает себя между  двумя опорами: текущим  действием и задней стенкой норы. При любой попытке расширить свой мысленный взор и нацелить внимание  в будущее, в  сознании возникает ощущение  неуправляемости.  

На самом  деле концентрация внимания  помогает человеку мысленно прижиматься  к внутренней поверхности линии опоры, в частности  левым  хрящиком голосовых связок к задней стенке  гортани. На уровне  рефлекторных связей  левый хрящик  имитирует позицию собственного «Я» человека. В связи с чем, он наблюдает все  происходящее в себе  и в окружающем мире с позиции  влияния  на  оттекание  левого хрящика  голосовых связок.  

При оттекании и потере чувства  внутренней опоры  он ощущает  тягостное состояние  одиночества. Будто бы  стал   никому не интересен, оставлен без  внимания, содействия  и помощи.  

Для подавления  этого состояния    на уровне  рефлекторных связей человек неосознанно образует силовые состояния собранности, готовности к противлению, общего  неприятия ко всему вовне. В нем с новой силой  проявляется  несогласие с происходящим и существующим в себе и вокруг. Он делает вдох, и с  помощью приподнятой   диафрагмы   запирает воздух  в верхней части  легких. Образуется    дополнительная возможность мышцам шеи, верха спины  и груди прижать   левый хрящик к  задней стенке гортани.  

Таким  образом, человек  борется  с возможностью расширить объем видения путем усиления  животных генераций и мышечных напряжений в теле.  К возрасту  зрелости он  устает  от постоянной  борьбы, но не видит другого выхода. 

Выходом  из устремления мыслить эгоцентрически, рассматривать все  на свой вкус является изменение смысловой  нацеленности мыслей  и действий. Чувство  одиночества  никогда  не покинет сознания, если человек  не устремит себя  быть системно и реально полезным. Быть реально полезным  и помогать другим  людям, это не  одно и то же. Своей помощью человек  откликается  на просьбу, и делает  то,  о чем его просят.  Это не мешает ему  продолжать  использовать  животное мировоззрение и животную смысловую  идею.    

В том случае когда человек стремится быть реально полезным,  он должен  увидеть  развитие ситуации своего партнера  хотя бы  на два-три шага вперед. Иначе своей помощью он может усугубить негативную ситуацию, в которую попал близкий. Значит, сначала человек  должен расширить  свои представления  о жизни. Но для  расширения представления  о жизни требуется  определиться в главном и значимо влияющем  на развитие  линии главного. Иначе обилие происходящих событий начнет повышать уровень внутренней напряженности и возбуждения, поэтому  внимание снова станет искать точку приложения  для концентрации.  

Таким  образом, устремленность быть системно и реально полезным помогает самому  человеку  реально выйти из эгоцентрической позиции в мышлении.  Забота  о близких людях является  хорошим стимулом, помогает изменить  смысловую  нацеленность. Вроде  бы  он делает это не  для себя.  

Стремление, делать  ради кого-то или ради чего-то  человеку близко и привычно, так как в  большей части своих поступков  он  руководствуется чувством  долга. К этому его инициирует система инстинктов, в частности инстинкт самосохранения вида, который  говорит о том, что вместе  выживать легче. Поэтому перейти от чувства  долга к  устремленности  быть реально полезным не слишком сложно. Для  этого надо  научиться  не спешить откликаться  на просьбу, и вообще  не спешить принимать решение, когда  к  этому  инициируют установки системы инстинктов. 

Итак, мы снова  приходим к мысли о том, что залогом  разумных преобразований является  постоянный диалог человека со своей системой инстинктов.     Развивая в себе  потребность, быть реально полезным, человек при расслаблении рефлекторных напряжений способен  если не упреждать,  то хотя  бы  осознанно  погашать   чувство  одиночества и своей  ненужности. Для чего в процессе переосознания  он должен обязательно проговаривать,  ради чего ему  надо пройти  неприятный  путь  откатных состояний.  

Мысль о том, что каждый человек обладает индивидуальными возможностями разума, поэтому может  оказать  ту  помощь, которую не способен оказать никто другой, успокаивающе действует  на  систему инстинктов. Раз  не может помочь никто другой, не возникает чувства соперничества.  Нет  чувства соперничества, отсутствует стремление к  борьбе. Самое  главное, что отсутствие потребности в борьбе не  зарождает страх проигрыша и не  образуется  генерируемый страхом избыток энергии.       Выделяемые при расслаблении рефлекторных напряжений  внутренние ресурсы, в том числе свободное внимание используются  на  возобновление  новизны в мировоззрении и представлениях о жизни. В состоянии прояснения, а  затем возвышения человек  осознанно наблюдает происходящее в  жизненной ситуации партнера, учитывая все возможные влияния  и зависимости. Затем  обращается к себе, каким образом он  ведет себя в подобных случаях.   

Возобновив новизну, человек находит для себя и для своего партнера  возможность упростить свою жизненную ситуацию, сделать ее более экономичной.  

Таким  образом, основным  результатом устремленности человека  быть системно и реально полезным является, во-первых, плавный выход из эгоцентрической позиции мышления, во-вторых, определение в главном для себя  и своей  жизни.  А самое  главное, что он находит согласие с происходящим и существующим.  

Человек  все больше убеждается в своей способности  разрешать  те жизненные вопросы, которые предстают перед ним. По мере  того как ему удается  их решать возрастает  уверенность  в своих возможностях разума.  

Несогласие  заставляет человека убегать от проблем. Согласие, наоборот,  позволяет инициировать свою активность интересом к производимому и его результатам. Результаты внешне могут быть незаметны,  но их действие активно влияет на внутреннее состояние. Отпадает необходимость в  поддержании двух опор, концентрации внимания  и прижатии левым  хрящиком к задней стенке гортани. Хочется глубоко вдохнуть и выдохнуть, не  задерживая  дыхания.  

 

 

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий