13 мая 2009 г.

Автор: | 12/05/2009

13 мая  2009 г. Итак, мы выяснили, что стремление человека, осмыслить  функциональную структуру всего существующего в себе и в жизни вызывает  рефлекторный страх за жизнь, в связи с происходящим при этом расслаблением  рефлекторных напряжений. В частности происходит расслабление основного рефлекторного напряжения удержания «нажеванного», имитирующего позицию имеющегося в себе  и своей  жизни, своих запасов. Страх  потерять «свое» делает практически невозможным развитие и совершенствование жизненной структуры. Человек способен только  добавлять к уже существующему новое, пополнять  запасы.  

Происходит невероятное, человек в достаточной степени  обеспеченный  даже  не отдает себе  отчета в том, что  может потерять. Страх заставляет его  цепляться  за  любую безделицу, помнить о том, что и кому  сделал, что и в каком  объеме получил в  ответ.   

Хотя  он и  накапливает ненужное, то, что  не используется  и не  будет  использоваться в будущем,  у  него не  уходит восприятие своей неполноценности и ущербности. Неопределенность в достаточном делает человека заложником управляющего действия системы инстинктов, которая заставляет его постоянно готовиться к противостоянию негативным непредвиденным событиям. Система инстинктов  готовит человека к взаимодействию в среде, где  на всех всего не хватает, а побеждает сильнейший. Значит, человек  должен  быть сильным.  

Свою силу он видит в сохранении и пополнении  запасов. При этом к  запасам  относит абсолютно все, включая свое мировоззрение. Именно неконструктивное мировоззрение заставляет человека продолжать поддерживать поверхностное представление о функциональном назначении существующего в себе и в жизни, и не дает  увидеть пути его  изменения.  

С не меньшим  рвением он стремится сохранить незыблемыми установленные порядки во взаимоотношениях с  окружающими  людьми. Общепринятые порядки хоть и используются всеми людьми, но имеют  широкое толкование. В них нет однозначности восприятия, так как  они устанавливаются  исключительно на вкус. Но вкусы у каждого разные, поэтому даже  близким  людям приходится терпеть неудобства, когда они собираются вместе, а их жизненные взаимоотношения основаны  на общепринятых порядках и установках.  

Беспокоит человека, что при расслаблении может  ухудшиться  состояние здоровья, которое   неосознанно сохраняет. Он привык, приспособился к своим болячкам, и теперь боится  узнать  о каких-либо  изменениях  в состоянии здоровья.     

Необходимо учитывать, что человека, устремленного к сохранению «своего»,  постоянно терзают сомнения в функциональной завершенности, в полноте существующего в жизни. В связи с чем, ему приходится постоянно  бороться с ощущением собственной ущербности, ущербности своих возможностей и имеющегося в своей жизни. На уровне  рефлекторных связей  проявление ущербности и неполноценности реализуется поиском  «косточек» в объеме  имитируемого «нажеванного». Что и на уровне реального сознания, и на уровне рефлекторных связей усиливает сомнения человека в том, чтобы, использовать существующее,  проглотить нажеванное.  Человек  боится глотать нажеванное, так как в нем могут  быть косточки.  

На уровне реального сознания этот страх подавиться подкрепляется ожиданием, что изменения, которые предполагаются как ведущие к лучшему в будущем, могут затронуть таящиеся где-то в глубине самого человека  и в его жизни «ущербные» связи. Человек  боится, что  эти связи  не проявили себя только  потому, что он стремится все  в себе  и в  жизни  сохранять неизменным. Изменения могут  нарушить хрупкое  равновесие. Любое движение, раскачивающее структуру жизни, способно так нагрузить эти неизвестные, но, возможно, ущербные составные части жизни, что все  развалится.  

Так, пребывая в постоянных сомнениях относительно соответствия имеющегося в себе и своей жизни своему функциональному назначению, человек удерживает себя от ведения   изменений к лучшему.   

Конечно, пребывать постоянно в подобных возбуждающих психику сомнениях невозможно. Надо либо разбираться с функциональной значимостью имеющегося,  то есть устремиться реализовывать задачу «продления  жизни», либо по умолчанию человека управляющее действие принимает на себя  система инстинктов. 

Контрольная система инстинктов  образует в сознании и теле  человека  рефлекторную программу определения готовности к жизни. Это достигается прижатием всем телом изнутри  к внутренней поверхности линии опоры, идущей от левой стопы, левой ладони,  вдоль левой длинной  мышцы спины до левого выступа  затылочной кости. В ротовой полости  имитируемое «нажеванное» прижимается средней частью левой стороны языка к району левых верхних зубов.  

Избыточное  напряжение «прижатия»  вводит человека в состояние  собранности. Так на уровне рефлекторных связей он получает гарантию своей  готовности к  жизни. Раз внутренние процессы функционируют и при избыточном внутреннем напряжении, значит, имеют определенный запас жизнестойкости. Усилие прижатия «нажеванного» к  левым верхним зубам соответствует усилию, с которым происходит  поиск «косточек» в нем. Чем сильнее это напряжение, тем  мельче включения удается найти. Значит, можно устранить даже незначительные проявления ущербности.    

Постепенно рецепторы средней части левой стороны языка теряют чувствительность, затекают от постоянного прижатия к  левым верхним зубам.  В связи с чем, теряют чувствительность и перестают ощущать вкус слюны. Обманное  ощущение нейтральности вкуса слюны создает  ощущение  отсутствия каких-либо потребностей. Потребности определяются в зависимости от вкуса слюны, вытекающей  из протока  левой околоушной слюнной  железы. Раз слюна нейтральна,  значит, нет необходимости что-либо изменять, все нормально.  

При попытке расслабиться, выйти из состояния собранности  животная управляющая система инициирует страх за жизнь, и ожидание возможности подавиться и задохнуться  «нажеванным», которое может случайно провалиться в глотку. Этот  возникающий на уровне рефлекторных связей страх воспринимается на уровне реального сознания в виде необъяснимого  беспокойства.  

Беспокойство  затрагивает все, что человек  относит к объему «своего», что сохраняет неизменным. Беспокойство о «своем» во многом и заставляет человека не думать об использовании того, что он имеет в себе и своей жизни.  

В первую  очередь человек  отказывается  от устремленности быть  полезным в своих взаимоотношениях, так как придется использовать и свои возможности, и возможности своей жизни, то есть тратить имеющееся. Что  заставляет его отделять себя от окружающих и окружающего. 

 Когда человек не стремится соединять себя с  окружающим миром  и людьми в нем во взаимополезных и взаимозависимых отношениях, ему остается только контролировать, как бы окружающие незаметно  не воспользовались его запасами. Для этого создает  границу,  поддерживая в своем видении  дистанцию в отношении всего, что не попадает под понятие «своего». Все  остальное для него становится чужим.  

Так человек  теряет  цельность представления о жизни и возможность создавать связную картину представлений о будущем, обретать  новые интересы, устремляющие жизнь в полезном для себя направлении.

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий