25 февраля 2009 г.

Автор: | 24/02/2009

Истоки и природа эгоцентрической позиции в сознании

Итак,   животная смысловая идея нацеливает человека сохранять существующее неизменным,  ухаживать  за своими запасами и пополнять их, так как предполагается, что «на всех всего не  хватит» и «побеждает сильнейший». Поэтому  наличие  запасов является  гарантией  возможности прожить долго.  

Это положение, действительное  для  среды  дикой природы, но не современного общества,  все-таки заставляет человека  мысленно отделять себя, и поддерживать готовность действовать силой  во взаимоотношениях с окружающими людьми. Что инициирует  замысел «обрести как можно больше, а потратить как можно меньше».  

Таким  образом,  замысел возникает, в основном  в связи с тем, что человек всегда  рассматривает свои намерения и  осознает происходящее в  окружающей  жизни только  относительно своих личных интересов. Даже если это интересы  общественные, инстинкт самосохранения вида  заставляет его действовать во имя коллектива. Но   инстинкт самосохранения подсказывает, что не  надо забывать свои интересы, чтобы выжить. Именно таким  путем  человек  определяет лучшее в своих действиях, даже когда  пытается быть полезным.  

Если он предварительно не возобновил новизну в мировоззрении и представлениях о жизни, то есть  не  нашел выгоду в том, что его собственное внутреннее состояние в результате реализации полезного действия  стало более свободным и выделился  избыток энергии, который можно с пользой потратить,  человек  реализует полезные действия с  мыслью о том, чтобы получить компенсацию. Подтверждением  того, что компенсация  будет, для человека является  похвала, благодарность, без чего он не может  обойтись.    Подобная   эгоцентрическая позиция образуется по многим причинам.  

Во-первых, основой ее возникновения является опора при выборе направленности своих действий,  интересов, стремлений на интуицию  и собственный вкус. Человек  не может  не  ощущать себя  особенным,  отличающимся  от других, и система инстинктов предоставляет ему такую возможность, опираться на свой индивидуальный вкус. Поэтому все, что он не может  объяснить в своих мыслях и поступках, объясняет всегда своим вкусом, «мне  так  нравится». Против этого возразить нечего.    

Во-вторых, осознавая, что  индивидуальный вкус не может понравиться другим, человек стремится не показывать  своих истинных намерений. Система инстинктов  говорит, что на всех всего не  хватит, значит,  надо искать возможность свой вкус внедрить,  настоять на своем. Чтобы   не  быть  осужденным  за неправильный вкус, человек, настаивая на своем, опирается на понятие справедливости, установленного порядка и другие общепринятые нормы. Одним  этим вводит себя   в состояние замысла.  

При этом человек  оценивает свои намерения только  относительно собственных интересов, так как  к  интересам, поступкам и мыслям   окружающих людей, близких, партнеров  и коллег сам относится с неприязнью и осуждением. Он даже  не вникает в их суть, просто общим неприятием ко всему вовне уводит информацию о них из своего видения.   

В-третьих,  в связи с тем, что при реализации жизненных действий человек опирается на интуицию, то не видит возможности достижения взаимопонимания и согласия с партнерами. Ему даже не приходит в голову  искать взаимопонимание. Многократные попытки  это сделать всегда  заканчивались одним и тем  же.  

Не способный сам понять, по какой причине  выбрал то или другое занятие, человек не может  объяснить свои интересы партнеру, чтобы  договориться с ним. На вопрос, зачем  он это делает, ответ  один, «мне нравится,  хочешь — занимайся со мной тем  же самым,  не  хочешь — ищи себе  другое  занятие».  

Такой  диалог часто звучит в семье, когда  один из партнеров находит сторонний  интерес, который его увлекает, а  другой остается  не у дел и пытается  перетащить его к  занятию тем, что нравится ему. Отсутствие  единой  разумной  смысловой  идеи заставляет  жить по законам  животной смысловой идеи.  

Партнеры  обречены  на   постоянную борьбу  за  первенство своего вкуса. Конечно, многие  идут  на компромиссы, но только  из-за  нежелания конфликтовать.    В своих взаимоотношениях они не имеют системных интересов, реализация которых зависела бы  от них обоих, а  также  от  людей, составляющих круг их жизни. А также  не видят  лучшего для себя в возможности оказывать содействие этим  людям в реализации их  интересов.  Все вместе взятое это приводит к тому, что человек  привыкает оценивать лучшее для себя в мыслях и в действиях, руководствуясь только собственными  интересами. Что  и заставляет поддерживать  во взаимодействиях и взаимоотношениях напряжения замысла, то есть удержания своего вкуса.  

На уровне  рефлекторных связей  замысел, который выражается в стремлении  удерживать свой вкус,  реализуется удержанием до затекания имитируемого нажеванного за левой щекой,  и пережатием  средней частью левой стороны языка протока  левой околоушной слюнной железы. Человек  неосознанно сдерживает сток слюны, чтобы  не размыть имитируемое  нажеванное, как свой вкус. Язык  расширяется в ротовой полости так, что правой  частью прижимается к  нижнему правому клыку. Неприятие к этому месту выражает  отношение к вкусу  окружающих людей.  Фактически напряжение языка  выражает  разделение в видении человека внутренней и внешней сферы. 

Поддерживая эти напряжения, человек  мысленно воздействует силой  на информацию,  приходящую извне, и образующуюся  в своем  сознании. Так  выражается  позиция, отражающая  лежащую в основе животной системы идею, «каждый  за себя». Этим человек в еще большей степени активизирует  управляющее действие животной идеи, которая призывает его строить жизнь на принципах борьбы за существование.  

При расслаблении напряжений «замысла», когда человек стремится изменять свой вкус, он ощущает рефлекторный страх за свое и страх за жизнь.  На самом  деле  эти страхи имеют чисто рефлекторную причину, связанную с   возможностью подавиться имитируемым  нажеванным. При расслаблении затечных тканей трудно определить его местоположение, поэтому возникает  ощущение потери управляемости и  жалость к себе.  

Не  зная  причин этих страхов, на уровне  реального сознания человек связывает  их с тем, что потерял  возможность удерживать свой вкус. Он будто бы  потерял чутье,   интуицию и теперь не сможет находить лучшее  для себя лично.   

Так рефлекторный страх  рождает на уровне реального сознания страх потери, убытка, если при взаимодействии с партнерами  учитывать их интересы. Особенно  усиливается этот страх, когда  человек  приступает к поиску взаимопонимания, строит  взаимозависимые отношения. прачечное оборудование   

Таким  образом, подчиняя себя  действиям рефлексов, человек убеждает себя в том, что его интересы будут более удовлетворены, если при выборе лучшего думать только о своем вкусе. Хотя  на самом  деле значительную часть собственных интересов  удовлетворяет во взаимодействии с окружающими людьми. Если он не заботится об их  интересах, то отталкивает их от себя, получает сиюминутную выгоду, а в итоге проигрывает.

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий