5 февраля 2009 г.

Автор: | 04/02/2009

5 февраля   2009 г. Итак, активно проявленным  в своем видении неприятием человек отталкивает многие процессы, циклы реализации которых превышают пределы непосредственно наблюдаемого или ощущаемого им в текущий момент.  

Самое  главное, что он выталкивает из своего сознания и видения  перспективу взаимодействия с окружающими людьми. Оставаясь в пределах  одного шага, в  объеме реализации одного жизненного действия, человек  не думает о том, как  будет  развиваться данная ситуация в будущем. Излишней  жалостью к себе, к своим  детям, которые  всегда воспринимаются «своим»,  он ограничивает  активность разума. Этим ограничивает внутреннюю свободу, делает себя не способным  строить перспективу своих действий в будущем.  

Ситуации будущего постепенно и незаметно становятся ситуациями настоящего. Но в многообразии жизни человек не успевает, опираясь на интуицию, выработать представление о лучшем для себя в каждой из них. События  следуют  одно за другим, внешне  не связанные между собой. Разобраться в  каждом, не  имея разумной смысловой  нацеленности и представления  о главном  для себя,  не хватит ни времени, внимания. Они как  лавина  накрывают с головой.  

В связи с чем, приходится принимать решения, опираясь на память, и зачастую производить совсем  не то, что  реально необходимо. Лишь оценивая  последствия, человек  понимает, что сделал  ошибку, решение  было рядом,  но он его не  заметил. Правильный  ход развития ситуации выяснился  только со временем, когда все произошедшее удается увидеть  со стороны. Но в  отсутствии  линии главного человек  не мог позволить себе  оторваться  от текущих мыслей  и дел, чтобы приподняться своим видением над моделью жизни. Для него главным является каждое  производимое действие  и каждая мысль, даже если в это время  он думает  о просмотренном накануне сериале. Ему  не жалко времени пересказывать содержание, настолько важным в этот момент представляется  сиюминутное желание.  

В итоге,  понимая свою ошибку, например, что время потрачено напрасно,  человек  расстраивается,  ругает себя, ищет виновных или тех, кто его отвлекал. Но больше всего остается недоволен собой. В завершении в нем возникает ощущение собственной неуправляемости, сомнения в совершенстве своего вкуса, своей  интуиции. Он чувствует себя абсолютно ущербным, ведь кроме интуиции нет ничего, что могло бы подсказать, куда идти и как действовать дальше. Но при этом  он категорически  отказывается менять свое мнение. Сомнение в своих врожденных возможностях и способностях делает  для человека страшной каждую совершенную ошибку. Хуже  этого он ничего не может себе представить.   

Инстинкт самосохранения инициирует  ощущение  ненасыщенности, ослабления и истощения, а  также возможного приближения окончания  жизни. Если  реакции неправильные и  совершаются  ошибки, возможно,  уже съедена  отрава и жить осталось недолго.  Поэтому, полностью управляемый установками системы инстинктов,   принять новую  идею, изменить свои представления  о жизни человек не может. 

Серия  ошибок  приводит его в состояние  отчаяния и делает  недееспособным. Но необходимость работать  и взаимодействовать с  людьми действиями той  же системы инстинктов вынуждает  подавлять мысли  об ошибках,  забывать о них. На уровне  рефлекторных связей контроль всех возникающих мыслей, которые могут зародить  страх собственной неполноценности и ущербности  реализуется   удержанием   «нажеванного» за левой щекой и пережатием протока   левой околоушной слюнной  железы. Вкус слюны  инициирует в сознании  потребности,  то есть  объем и качество необходимого для продолжения  жизни. Постоянно занятый в процессе мышления отбором и подавлением тех мыслей, которые могут родить страх собственной неполноценности и неуправляемости, человек  не успевает  думать о  необходимом. Поэтому  воссоздает  ощущение  того, что ему  ничего не  надо. Подтверждением  этому служит   сохраняемый  объем  нажеванного, имитирующий наличие запасов.  

Самым необходимым для человека является блокирование  мыслей, дезорганизующих происходящее в  мышлении и сознании. Ему важно быть уверенным в своей  правоте, в правильности производимого. Другими словами,  он запрещает себе  думать обо всем, что его может  хоть немного растревожить,  заставить подумать  об изменениях. Человек  становится  «толстокожим», не  реагирует  ни на что, кроме  возникновения  мыслей  о собственной  новой ошибке.  

В связи с чем,  все меньше внимания уделяет анализу  результатов  произведенного и происходившего. Чем лишает себя возможности во всей полноте осознавать существующее в себе  и своей  жизни, думать о будущем, видеть для себя главное, необходимое и достаточное.  

В результате все больше новых ситуаций, надвигающихся из будущего к настоящему, остаются не рассмотренными.  Представляющие  собой неопределенность  они  рождают через действие животной управляющей системы неприятие к себе и устремленность к противлению их приближению. Человек  мысленно  общим неприятием ко всему вовне  отдавливает приближающиеся ситуации  обратно в будущее. Ему  надо загнать  их  за пределы привычно воспринимаемого  в жизни, то есть  за пределы одного шага, одного действия. Другими словами,  он запрещает себе  думать  обо всем, что требует  сложной последовательности действий, учета производимого другими людьми. Воссоздавая животные генерации  «готовности к противоборству», он успокаивает себя тем,  что способен силой воли регулировать происходящее в своих мыслях и в своем сознании.  

Но чем активнее происходит  отталкивание надвигающегося события, тем в более сложных ситуациях и при все большем  дефиците времени человек оказывается при возникновении жизненных вопросов.  Он  не готов к ним и не способен видеть и понимать лучшее продолжение для себя в них.  За неимением другой возможности он пытается применить свою  интуицию, индивидуальный вкус. Иногда он помогает сделать удачный шаг, но чаще всего подводит. С годами   вспоминая о неудачах, человек, хотя и пытается  их скрыть, обретает все большее ощущение своей неполноценности, несовершенства своей интуиции, своего вкуса. Он со страхом  относится к любым движениям мысли по поводу оценки ситуации, изменения в которой являются результатом его предыдущих действий. Боится возвращаться ко всему,  чего когда-то касалась его мысль и руки.   

Таким  образом,  состоянием  общего неприятия ко всему вовне человек   фактически  отделяет себя  от происходящего в окружающей  жизни. В то же время  делает себя  не  интересным  для  окружающих людей. Он ничего не  дает  людям, не приносит никакой    пользы, но требует  внимания. Конечно, внимание ему уделяют, но лишь столько, сколько позволяет не  вступать в конфликт.  Несмотря  на подавление  мыслей  о своей неполноценности и ущербности,  они периодически приходят. В связи с чем,  он чувствует себя  неоднородным с окружающим миром, а  окружающий мир   чужеродным.  В связи с  этим,  необходимо постоянно возобновлять в сознании  разумную смысловую направленность, чтобы  в  любой момент иметь возможность ответить  на вопрос «что и для чего я делаю, кем являются  для меня  окружающие  люди и я для них?» 

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий