9 января 2009 г.

Автор: | 08/01/2009

 

Итак, подгоняемый страхом ненасыщенности, человек создает запасы. Чувствует он себя при этом, как ему кажется спокойно, так как подавляет животные генерации. Но человек не может не удовлетворять потребность разума в новом и лучшем. Поэтому одновременно с накоплением реализует сторонние интересы. Он использует сторонние интересы для пополнения своих запасов, и этим создает уверенность в том, что инициирует активность интересом и никаких страхов не ощущает. Хотя на самом деле, занимаясь сторонними интересами, инициируя активность интересом, беспокоится по поводу временного отвлечения от своих запасов.

 

В связи с чем, приступая к реализации задачи «продления жизни», расслабляя рефлекторные  напряжения, человек ощущает увеличение уровня беспокойства, ведь к нему добавляются чисто рефлекторные страхи. Поэтому беспокойство по поводу запасов растет, и человек всеми силами стремится показать себе, что еще не наступил момент для разумных преобразований. Не хватает одного, другого, а самое главное — возможностей разума.  

 

Казалось бы, зачем искать «отдушину» в сторонних интересах, не проще ли инициировать состояние  интереса непосредственно к процессу накопления и сохранения запасов?    

 

Оказывается, существуют причины, по которым человеку легче проявлять интерес ко всему, что происходит за пределами круга «своего», нежели искать его внутри. Эти причины кроются в глубинах строения рефлекторных программ «выбора лучшего».

 

Разница в отношении к происходящему внутри круга «своего» и во вне его определяется способом достижения лучшего. Покинув нору, животное в состоянии предвкушения выбирает наиболее обширный участок, содержимое которого всецело приемлемо для питания и не вызывает сомнений в его качестве. На этом участке оно отыскивает самый вкусный и сочный плод, самую  жирную добычу, то есть отбирает лучшее, наиболее интересное для себя.

 

Когда добыча поймана, плод найден и разжеван, верхний предел лучшего изменить уже невозможно. Добыча становится частью «своего». И тогда устремленность достигать лучшего реализуется поиском непригодного в объеме того, что приготовлено к глотку. То есть поиском худшего, «косточек». За счет этого происходит улучшение качества уже обретенной добычи, которая стала принадлежностью круга «своего».

 

Основой, эмоциональным наполнением поиска лучшего в круге «своего» является уже не состояние предвкушения в поиске лучшего, а поиск всего, что может вызвать отравление, плохо перевариться или застрять в дыхательном горле. В круге «своего» происходит поиск худшего. Ответственность за поиск худшего заставляет концентрировать на нем все свободное внимание. Животное образует состояние сверхчувствительности, реализующееся в настороженном поиске включений возможно опасного или, по крайней мере, ненужного.

 

Все то же самое происходит в сознании человека. Сначала он, подгоняемый страхом ненасыщенности, в предвкушении добывает «плоды», и пополняет свои запасы. Затем, когда отдыхает и занимается сторонними интересами, переполняемый положительными эмоциями ощущает себя заслужившим возможность не думать о запасах. С облегчением он думает о том, что хотя бы временно можно перестать сдерживать голодную слюну. Ему также хорошо, как сытому животному, которое занимается тем, что выбирает из обретенной добычи лакомые куски.

 

Остается понять, почему же одни люди, как и животные, в определенные моменты инициируют себя интересом к производимому, а другие инициируют свою активность только с помощью генераций страха ненасыщенности. Дело в достаточности обеспеченности себя необходимым для продолжения жизни. Животное реализует устремленность к лучшему в состоянии интереса в том случае, когда ощущает достаточность имеющегося в себе и своей жизни в настоящем, а также в обозримой перспективе будущего. Такая картина наблюдается не часто. Но животное почти насытилось, а вокруг еще много съедобного, поэтому можно с интересом, не спеша, выбирать наиболее приглянувшиеся, самые лакомые кусочки. Конечно, темп насыщения в этом случае  гораздо ниже того, при котором голодное животное, окруженное соплеменниками, хватает без разбору все подряд, а затем  выплевывает несъедобное.

 

Человек мог бы инициировать себя интересом. Но, обладая абстрактным мышлением, неосознанно строит предположения о возможных самых страшных событиях в будущем. Поэтому не определенный в необходимом и достаточном для себя, а также в своей способности обеспечить себя в объеме необходимого и достаточного в будущем, он никогда не откажется взять лишнее. Этим лишним может быть что угодно, в том числе знания, впечатления, внимание к себе и так далее. В неопределенности относительно достаточности необходимого и возможности получения его в будущем на базе применения полезных для окружающих возможностей, человек не может воспринимать происходящее, действовать и мыслить в состоянии интереса. Он не знает точно, как и за счет чего будет жить в будущем, а без этой информации система инстинктов не ослабляет своего управляющего действия.   

 

В связи с чем, человеком руководит страх, заставляющий получить побольше и побыстрее все, что можно. В не меньшей степени он боится за состояние имеющегося в себе и своей жизни. В состоянии настороженности и подозрительности он всецело занят поиском возможных и даже невозможных неприятностей. При этом человек никогда не согласится с тем, что боится за свои запасы, то есть подчиняется страху ненасыщенности. Все свои страхи он  проецирует в виде беспокойства за своих близких, детей, за свое здоровье.

 

Страх, являющийся основой состояния настороженности, заставляет животное и человека концентрировать внимание на текущем действии (на поиске «косточки») в пределах уже существующего. Отвлекается он лишь на то, чтобы увидеть нечто интересующее его за пределами круга «своего». Если это интересующее находится в пределах досягаемости, он готов пополнить свои запасы. Так управляемый животной системой человек работает, ведет хозяйство. А когда ему становится скучно, то есть разум инициирует потребность в новом и лучшем, он идет в кино, в театр, в ресторан, то есть развлекает себя, инициируя свою активность интересом.

 

Короткий период инициирования активности интересом не ослабляет животные генерации. Человек просто подавляет их. Но при этом в его сознании обязательно присутствует состояние агрессивности и неприятие. Самое сильное неприятие возникает к окружающим (соплеменникам), особенно к тем, кто ближе. Запас предназначен для погашения своего собственного страха ненасыщенности. Если накопленный запас делить с близкими, то его может не хватить в будущем. Находясь ближе к человеку, они находятся ближе к тем «плодам», которые он выбирает невдалеке от себя, пополняя свой запас. Направлять внимание на поиск другой добычи он не может. Внимания, сконцентрированного на текущем действии, хватает только на то, чтобы бросить взгляд недалеко от себя, то есть на ближайшую добычу.

 Таким образом, человек, нацеленный на создание, накопление и сохранение запасов, никогда не сможет инициировать свою активность интересом. Агрессивное отношение к близким не позволит осознанно снижать уровень энергонасыщенности, так как достаточность объема запасов определить невозможно.   

 

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий