29 декабря 2008 г.

Автор: | 28/12/2008

Итак, человеку разумному ошибок бояться не стоит. Он знает, что ошибкой является необратимое действие, а обо всем остальном можно договориться. Но страх перед ошибкой возникает независимо от желания человека, особенно по мере снижения в его организме уровня энергонасыщенности и повышения чувствительности. Это означает, что все присущие человеку эмоции, в том числе страхи, в нем проявляются и проявляться будут. Смыслом разумного подхода к ведению жизни является развитие способности, если не удалось генерации упредить, как можно быстрей разобраться в их причинах и направить мысль в объем  главного, то есть в перспективу.   

Чтобы научиться расслаблять страх перед ошибкой, необходимо понять его природу и рефлекторные истоки. На уровне рефлекторных связей готовность избежать ошибки реализуется растрачиванием генераций страха на обжатие мышц языка, шеи, нижней челюсти, района левой гланды. То есть человек неосознанно прижимается к левой стороне и занимает крайнюю позицию, в которой ведет муссирование «нажеванного» в поиске пропущенной при разжевывании «косточки».

В страхе перед следующей ошибкой человек для самоуспокоения использует рефлекторную программу контроля «нажеванного» перед моментом проглатывания на рубеже левой гланды и левого угла челюсти. То есть усиливает первоначальное рефлекторное сжатие, этим успокаивает себя относительно возможности противостоять последствиям совершенной ошибки. Он создает в себе уверенность в том, что ни одна косточка не проскочит в глотку.

Контрольная система инстинктов периодически  инициирует сомнения в этом, так как должна быть уверена в готовности человека не подавиться. Если человек находится под ее управляющим действием, то обязательно сам воссоздает генерации страха, а затем с силой обжимает левую сторону, чтобы доказать себе готовность к жизни, способность подавлять страх ошибки. Внешне это выглядит в виде движения желваков.

При попытке расслабить систему этих напряжений, ощущается страх за жизнь  из-за возможности подавиться и задохнуться возможными «косточками» в «нажеванном». Усиливается чувство жалости к себе и ощущение слабости. В процессе расслабления человек чувствует свою не готовность восстановить напряжения, позволяющие контролировать «нажеванное» в самой крайней позиции перед глотком, и ему становится страшно.

На уровне реального сознания устремленность поддерживать в себе готовность исправлять совершенные ошибки выражается в том, что человек убеждает всех вокруг и себя самого в собственной правоте и совершенстве собственных возможностей. В связи с тем, что это вопрос спорный, ему приходится удерживать внутреннюю убежденность в своей правоте на уровне рефлекторных связей. Что реализуется муссированием «нажеванного за левой щекой», чтобы доказать себе отсутствие в нем «косточек». А если они и попадутся, то поддерживаемая напряженность в этой области позволит растереть в порошок любые кости, буквально процедить «нажеванное», чтобы обнаружить в нем что-то несъедобное. Постоянно процеживая имитируемый объем нажеванного, человек находится в крайне напряженном состоянии,  этим гарантирует свою безопасность, то есть правильный отбор пищи.

Он чувствует себя правым, то есть сумевшими организовать совершенный процесс, реализация которого во всей полноте входящих в него действий гарантирует отсутствие ошибок (пропущенных «косточек»).

Таким образом, подчиненность действию животной управляющей системы тормозит человека в устремленности разбираться в причинах своих ошибок. У животного не может быть ошибок. У него все определяют рефлексы. Если рефлексы неточные, это стоит животному здоровья и даже жизни. Человек ориентируется на эту же установку системы инстинктов. Он не ищет возможность исправить ошибку, а стремится успокоить себя созданием и поддержанием животной рефлекторной программы контроля «косточек» путем перетирания «нажеванного» перед глотком. Что дает ему уверенность в своей правоте и правильности своих действий.

Но человек обладает возможностями разума, который подсказывает ему, что ошибки не бывают без причин. Для самоуспокоения он всегда ищет доводы, подтверждающие свою правоту, и виновных в ошибке. В связи с тем, что на уровне рефлекторных связей он удерживает свою способность освободиться от всех косточек, то в пропущенных костях, то есть в ошибках, ему приходится обвинять разжевываемую порцию пищи. Буквально обвинять рыбу в том, что она оказалась слишком костлявой. Заодно окружающих людей в том, что они отвлекали и мешали выбирать из нее кости.  

Занятого во всей полноте внимания не хватает ни на что, кроме контроля рефлекторных напряжений. Поэтому удержание постоянной готовности противостоять последствиям своих ошибок, делает невозможным совершенствование мировоззрения, взглядов на жизнь, представлений о причинах происходившего в прошлом, происходящего в настоящем и изменений в будущем. Однажды сложившееся мнение человек изменить не может, иначе придется согласиться со своей ущербностью. Поддерживая готовность противостоять возможности своей ошибки и ее последствиям, человек не способен признать несовершенство своего видения.

При расслаблении напряжений готовности противостоять ошибкам возникает страх за жизнь из-за возможности подавиться и задохнуться «нажеванным» и «костями» (совершенными ошибками). Имитируемое нажеванное и косточки зажимались у левых крайних зубов, вблизи дыхательного горла. Поэтому, пытаясь признать свою неправоту, человек начинает задыхаться. Контрольная система инстинктов инициирует программу «готовности к выкашливанию», когда диафрагма приподнимается, в верхней части легких скапливается воздух, чтобы при необходимости выкашлять попавшую в горло кость. Но дыхание в этот момент становится прерывистым, так как программа «готовности к выкашливанию» не дает расслаблению идти слишком быстро. В связи с чем, человек ощущает, что его душит и трясет. Неприятные ощущения, связанные с волнением, страхом, потерей управляемости создают в его сознании состояние наступающей недееспособности.

Вот почему так важно учиться, не пугать себя тем, что не получится, не хватит возможностей, знаний, сил, умения и так далее. В том случае когда человек берет на себя управляющее действие, все его свободное внимание используется разумом для анализа ситуации и построения перспективы ее дальнейшего развития. Разум ищет максимально приемлемый способ ведения жизни.

Важным элементом привлечения внимания является управляющее действие. В зависимости устремленности человека внимание перехватывает то система инстинктов, то оно переходит к разуму. В связи с чем, задачей человека становится постоянное инициирование интереса к производимому и его результатам.

 При этом необходимо отметить, что интерес должен воссоздаваться не только к производимому действию и его результатам, а к возможности поддерживать управляющее действие разума. Иначе контрольная система инстинктов при любом удобном случае стремится захватить управляющее действие. Человек сосредоточится на производимом и незаметно станет торопиться, все больше поднимая уровень животных генераций.  

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий