Защита от сравнения.

Автор: | 17/03/2008

А все ли мы делаем для продления своей жизни? Не делаем ли мы непоправимых ошибок?

Вряд ли кто думает, что жизнь сама по себе, а мы сами по себе. Мы действительно делаем все для продления жизни, только так, как делают существа, не имеющие возможности помнить прошлое и предвидеть будущее. А мы и помним прошлое, и предвидим будущее.

Если бы мы не обладали возможностями разума, то для нас не существовало бы неизвестности, так как мы имели бы только прямые взаимодействия – здесь и сейчас. А у нас есть и прошлое, которое вносит сожаления, и будущее, которое страшит своей неизвестностью. Сожаления о напрасно понесенных затратах, упущенных возможностях и не возможности возвратить молодость, полную сил и беззаботности, в состоянии которой нет страха будущего. Страх же от неизвестности и непредсказуемости будущего, для готовности нести затраты неизвестного количества. Страх – это и есть неиспользуемая энергия, энергия, вырабатываемая организмом на непредвиденные действия, для готовности к этим действиям.

Всю жизнь, особенно в детстве и в молодости, мы производим активные действия, требующие прямого, зачастую силового взаимодействия. Избыток молодости не позволяет чувствовать ни себя, ни окружающий мир, все воспринимается как «целые куски», с не понятными взаимозависимостями. Поэтому в эти годы мы поддерживали только процессы слияния или их противофазу – отторжение. Такие взаимодействия являются силовыми для нас, потому что при любом взаимодействии мы прикладываем усилия и тратим энергии значительно больше, чем необходимо для конкретного действия и протекания физиологических процессов. Естественно, мы устаем и стремимся отдохнуть.  

С возрастом у нас происходит естественное снижение уровня выработки энергии и уменьшается силовая составляющая. И это логично, так как с возрастом мы становимся умнее, даже только за счет накопления жизненного опыта. Как известно, сила и ум находятся в обратно пропорциональной зависимости, недаром говорят: — «Сила есть – ума не надо». Соответственно, если есть ум, то нужно меньше сил.

Становясь взрослыми и в зрелом возрасте, начиная точнее чувствовать себя и окружающих, практически любой человек становится обладателем возможностей организации взаимоотношений, а точнее взаимодействий с окружающими людьми для обеспечения себя всем необходимым для продолжения жизни. То есть человек зрелый может осуществлять информационные процессы структурирования и согласования.

Однако организационные действия производятся в основном с опорой на опыт других людей, используя только прямые контакты по технологии «делай как я», то есть используя слияние и расщепление, а по-простому – отнять и поделить. В этом случае используется метод познания — сравнение, без понимания устройства и смысла.  Сочетание процессов слияния и расщепления с процессами структурирования и согласования без понимания смысла происходящего дает то, что мы называем хитростью. Вернее сказать смысл развития заменяется при этом на смысл «здесь и сейчас». Для того чтобы заставить другого человека делать то, что нам необходимо мы вынуждены  хитрить, думать одно, говорить другое, а делать третье.

Инстинкт самосохранения призывает «порвать всех в клочья» ради собственного благополучия, ради продления собственной жизни. Вопрос продления жизни решается «сию минуту» — «или пан, или пропал». Но ведь инстинкт призывает каждого делать так. Поэтому в обществе развилась разновидность инстинкта самосохранения – инстинкт самосохранения вида, призванный для продолжения человеческого рода, чтобы люди не истребили друг друга, ограничить действие инстинкта самосохранения. Инстинкт самосохранения вида ограничивает, контролирует звериные проявления, недаром 10 заповедей начинаются с частицы «не».

Однако остающийся конфликт двух разновидностей инстинкта самосохранения «заставляет» всю жизнь искать обходные пути для нарушения запретов. Это и есть хитрость, причем известная всем, но все продолжают на нее попадаться. В качестве яркого примера, вспомним выражение: — «Мы говорим Ленин, подразумеваем партия», и подобное выражение современности: — «План Путина — это план «Единой России«». Что поменялось? Слова другие, а хитрость та же.

Конфликт разновидностей инстинкта возник и продолжает существовать из-за отсутствия понимания единства информационных процессов и непрерывности закона сохранения энергии.  Если где-то нам и удается «урвать» лишнее, то в другом месте мы столько же, если не больше, потеряем. Так и с хитростью – для того, чтобы не выдать замыслы, необходимо «выключить свой передатчик», то есть прекратить, или хотя бы уменьшить циклические процессы в организме, значит нарушить процессы обмена, процессы возобновления жизни в себе. А нам это надо? Вряд ли. Зная это, вряд ли будешь продолжать хитрить, по крайней мере, осознанно.

Таким образом, образование, в полном смысле этого слова, а не для получения «бумажек для букашек», дает возможность реального продления жизни. Если конечно получать знания для применения, а не для накопления.

Что же мешает встать на разумный путь развития жизни, на путь развития своей чувствительности и на ее основе путь развития возможностей разума, чтобы продолжать быть полезным окружающему миру? Что мешает применять имеющиеся знания об устройстве мира и своем устройстве в жизни? Не что иное, как «мышечная память». Чтобы понять, что такое мышечная память, вспомните любой случай перестановки мебели или привычных предметов, и как долго рука продолжает неосознанно тянуться в сторону старой обстановки.

Мы в своем развитии наработали определенные психические «защиты» от нежелательных ощущений, от нежелательных состояний, наработали различные актерские способы хитростью добиваться своего. Возникли эти «защиты» не на пустом месте, а на основе инстинктивных генераций и рефлекторных мышечных напряжений инстинктов самосохранения и самосохранения вида.

Механизм этих «защит» основан на блокировании мышечными напряжениями рецепторов, принимающих информацию, и процессов, вырабатывающих энергию. Любая информационная неопределенность, на которую отсутствует подходящая реакция в программах инстинкта, вызывает выработку дополнительной энергии, которая, не расходуясь, воспринимается как страх.  Страх, а на самом деле «кипение» внутренней энергии, вызывает состояние полной неуправляемости, что приводит к повышению уровня вырабатываемой энергии, и так далее. Для остановки этого процесса, необходимо убрать источник, вызывающий страх неопределенности, или «погасить» механизм выработки дополнительной энергии. Все это и делают мышечные рефлекторные напряжения.

Неопределенности существуют, и будут существовать, так как познать все невозможно. Однако есть неопределенности, которые непосредственно влияют на жизнь, а основная масса неопределенностей оказывает настолько малое влияние на жизнь, что их учитывать не стоит, так как их последствия компенсируются нашей активностью. Например, можно застраховать купленную машину, а можно не делать этого, то есть не проявить активность в вопросе непредвиденных обстоятельств в дорожном движении. Можно конечно возразить, что столько случаев показывают по телевизору, когда страховка не помогает. Однако мы же выхватываем часть жизненных процессов, так сказать эпизод, не зная ни истории предшествующего развития, ни характера действующих лиц.  

Наверняка, любой человек может припомнить множество ситуаций проявления, так называемого внутреннего голоса, который пытался перенаправить наши действия. Это и были информационные процессы, которые мы еще пока не научились производить осознанно. Это процессы смысловые и процессы моделирования. Но для того чтобы осуществлять эти процессы, необходимо создать и поддерживать полную модель жизненного процесса, постоянно уточняя ее по результатам практической деятельности.

Мешает этому отсутствие понимания общего смысла развития мира, общества и нас самих, как составной части целого. Поэтому смысл развития мы практически не ощущали, а развивались, опираясь на опыт предыдущих поколений, использованием способа обучения сравнением, способом «делай как я».

Такой способ применим только на начальной фазе развития человека, когда он учиться элементарным движениям и элементарному поведению, это способ дрессировки, а не образования. Сравнение не даст возможность вырабатывать индивидуальное мировоззрение, а без него мы не станем индивидуальностью, значит, будем легко заменимы, без сожаления.

Сравнение вырабатывает отношение, ведь сравниваешься относительно кого-то. Отношение и сравнение в совокупности дает обезличивание и постоянную неудовлетворенность. Сравнение приводит к тому, что якобы кто-то дает что-то одному больше, другому меньше.

А если нет сравнения, то нет отношения, поэтому можно развивать свою индивидуальность, Вот тогда-то и потребна «чистая» информация о структуре себя и окружающего мира, о смысле его существования и законах развития.

Сравнение дает еще одну проблему – все, что не похоже на меня или на то, как я думаю, может быть плохое. Что тоже заставляет блокировать информационные потоки, и ожидать от любой информации неприятностей.

На самом деле, если делаешь все сам, то делаешь индивидуально и, по сути, только для себя. Поэтому и сравниваться не с кем. Люди, в таком случае, представляют не объекты для сравнения, а внешнюю среду, в которой необходимо адаптироваться. А адаптация происходит легче, если мы опираемся на свою полезность окружающим.

Сравнения требует потребление, творчество всегда индивидуально, его сравнить не с кем, только с собой «вчерашним».

Но есть еще одна немаловажная причина для сравнения – мы не хотим иметь не нравящиеся нам качества окружающих людей, не хотим болеть, быть бедными, слабыми и многое другое. Выискивая эти отрицательные качества, мы в любом случае вынуждены ощущать их в себе. Отвергая эти качества, мы фактически боремся со своими ощущениями, то есть с собой.С

равнение без осознания смысла заставляет отталкивать от себя инициативных людей, стремящихся быть нам полезными, из-за ожидания, что такой человек займет главенствующее положение и будет «понукать» нами. Осознание смысла дает понимание того, что данный человек берет на себя часть наших функций или дополняет наши функции своей инициативой, а уже наше право принимать от него такие услуги или выполнять все самим. В любом случае не следует забывать, что специализация и кооперация гораздо прогрессивнее натурального хозяйства. И это также справедливо в отношении информационных процессов.

В отличие от силового взаимодействия и взаимодействия с использованием хитрости, разумное информационное взаимодействие не требует обязательности выполнения невыгодных действий, так как вся поступающая информация вначале переосмысливается на основе мировоззрения, созданного с использованием природных законов, а не законов написанных человеком или на основании его требований. Законы природы проверены на собственном опыте и постоянно уточняются самой жизнью.

Для того чтобы перестать сравниваться с окружающими, необходимо понять, что сравнение это лишь фаза процесса познания. Следующей фазой познания является обобщение, а за ней следует поиск закономерностей и индивидуализация знаний в применении к собственной жизни. А вести такой процесс познания мы можем только тогда, когда у нас возникнет необходимость иметь собственное полное мировоззрение и пользоваться им в практической жизни.

Такая потребность возникает при постановке задачи продления жизни. Так как для реализации задачи продления жизни необходимо вести процесс замены жизненных составляющих на более свободные, более экономичные, по сути – жить легче. Для этого и нужно будет знать законы мироздания, и не на веру, а на собственном опыте, каждый день, убеждаясь в их правильности и применимости.

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий